Запретили фотографировать в аптеке, куда обращаться?

Как закрыть аптеку-наркоточку

Запретили фотографировать в аптеке, куда обращаться?

Прошли перестроечные времена, когда вокруг 1-й московской аптеки стояли рядами старушки, торговавшие вместо семечек психотропными таблетками. Бог весть, куда они делись, но подростковая наркомания не делась никуда.

Недавно волонтеры движения «Курский вокзал. Бездомные дети» обнаружили, что их подопечные беспризорники покупают свой кайф в обычных московских аптеках. И теперь аптекам-наркоточкам объявлена война, к которой присоединился и наш журнал.

Зло из аптек

Популярностью у наркоманов пользуются препараты от кашля, содержащие кодеин, некоторые виды антидепрессантов, определенные успокаивающие средства, некоторые обезболивающие. Самый опасный из них — буторфанол — синтетический опиоидный анальгетик, раствор для инъекций. Все эти медикаменты не входят в списки наркотических веществ, торговля которыми не по правилам чревата уголовным преследованием, поэтому аптеки (речь идет в основном о частниках; государственные и крупные сетевые аптеки ни в чем подобном не замечены) практически в открытую торгуют рецептурными препаратами безо всяких рецептов, не глядя на покупателя. Наш корреспондент в ночной аптеке безо всяких проблем накупил полный карман таблеток и ампул, к продавшице стояла целая очередь из наркоманов. Смотреть на них страшно — качаются, глаза мутные, а аптекарша им наркотики штучно продает, ампулы насыпает, как семечки. Продавать лекарства «вразвес» — потаблеточно, поампульно — запрещено, но грозит это, в крайнем случае, лишением лицензии, а скорее — штрафом.

Между тем отсутствие многих из этих препаратов в перечне наркотических средств ничем не оправдано.

«Тот же буторфанол, — говорит нарколог, врач-психиатр высшей категории, сотрудник отделения психических расстройств, осложненных патологическими формами зависимости, московского НИИ психиатрии Виктор Ханыков, — по обезболивающему действию сильнее морфия.

При бесконтрольном применении он вызывает привыкание, развивается зависимость. Наступает настоящая наркомания.

Любые наркотические препараты действуют на организм тем страшнее, чем моложе человек, а в силу дешевизны буторфанол стал наркотиком именно молодых людей (три ампулы (три порции) буторфанола стоят 150-180 рублей, один грамм (три порции) героина в Москве — 1000-1500 руб. — Ред.). Буторфанол давно пора перевести на номерной рецепт, как другие опийные анальгетики».

Явным провалом в законодательстве активно пользуются как наркобарыги за прилавками, так и их клиенты. Для большего эффекта наркоманы употребляют препараты в сложных комбинациях, толкут таблетки, смешивают с раствором из ампулы и в таком виде вводят в вену. Результат — не только наркотический эффект, но и флегмоны, гнойные язвы в местах инъекций, сепсис и гангрена. «Мы делаем с “бутором” такую смесь, которая сжигает вены, они становятся хрупкими, забиваются, руки и ноги пухнут и болят, внутри гной скапливается», — рассказывают подростки-наркоманы, подопечные движения «Курский вокзал. Бездомные дети». Происходит все обычно в ближайшем подъезде, вокруг такой аптеки — очаг криминала, воровство, драки.

Опасные аптеки Зайдя на минуту в незнакомую аптеку, понять, продают там наркотики или нет, можно только опытным путем, и то — если пройдете «фейс-контроль» у продавца. Но местные жители всегда знают, что в заведении по соседству нечисто. Если аптека становится центром притяжения для неадекватных молодых людей с мутным взором, если вокруг нее эти молодые люди активно стреляют деньги, если дворы вокруг аптеки усыпаны шприцами, упаковками от соответствующих медикаментов — терпинкода, коаксила, трамадола и т. д. — это повод приглядеться к ней повнимательней.

Беззаконие

С юридической точки зрения у проблемы несколько уровней. Во-первых, многие медикаменты, которые стоило бы продавать по рецептам, не включены в соответствующие списки и совершенно законно продаются любому желающему в любых количествах. Во-вторых, некоторые препараты, содержащие наркотические вещества, хотя и должны продаваться только по рецепту, на самом деле находятся в свободной продаже. Из-за того что буторфанол не включен в список наркотических препаратов, его свободная продажа — не уголовное преступление, а всего лишь нарушение правил торговли. «Ситуацию могло бы изменить внесение этого препарата наряду с другими сильнодействующими лекарствами в список лекарств, за безрецептурный отпуск которых предусмотрена уголовная ответственность, — сообщил РБК-daily заместитель начальника Службы по контролю за легальным оборотом наркотиков федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ по Москве Михаил Ермаков. — Это развязало бы нам руки. А аптеки моментально перестали бы торговать им, опасаясь серьезных проблем. Срок, предусмотренный за такого рода действия, — до восьми лет лишения свободы». Отсутствие законодательной базы для борьбы с этим видом наркомании дезориентирует и расхолаживает те госструктуры, которые теоретически могли бы повлиять на ситуацию. В московском управлении ФСКН утверждают, что предложение внести опасные препараты в более строгие списки было направлено ими совместно с мэром Москвы в правительство России уже давно. Разговоры же про введение уголовной ответственности за продажу данных лекарств без рецепта и усиление контроля за их оборотом идут с 2005 года. Однако решения на правительственном уровне до сих пор нет. «Вы что думаете, мы этих аптек не знаем? — сказал нам участковый одного из московских ОВД, на чьей территории идет бойкая торговля. — Мы их больше вашего знаем! Просто это гиблый номер. Полтора года назад мы с одной такой лавочкой судились-судились — так они даже не закрывались, уплатили сорок тысяч штрафа и дальше торгуют дрянью. Им сорок “штук” — ерунда, а мы сколько сил впустую потратили! Заберите лучше свое заявление, и нам и вам проще будет». Заявления мы, однако, забирать не стали. Капля камень точит. Судя по ажиотажному спросу в аптеках, дорог каждый день. Количество «лекарственных» наркоманов в столице растет, по словам самих «торчков»-беспризорников, все чаще в очередях за «бутором» стоят не маргиналы и не бомжи, а «домашние» молодые люди и даже девушки. И чем дольше будет затягиваться решение вопроса, тем серьезнее будут последствия. Решить проблему должны законодатели, но и обычные люди, такие, как мы с вами, кое-что могут. Так, волонтеры движения «Курский вокзал. Бездомные дети» пишут заявления в разные инстанции, собирают подписи протеста у жителей домов, находящихся рядом с аптеками (и из тех, кого удалось застать дома, еще никто не отказался подписать заявление, ведь никому не хочется, чтоб у него в подъезде кололись наркоманы!).
Что делать, если вы знаете аптеку, которая нарушает правила торговли сильнодействующими веществами? Необходимо подать заявление в ОВД, на территории которого находится аптека. После приема заявления вас направят к участковому, отвечающему за участок с «точкой», который вас опросит и составит протокол. Как бы сотрудники милиции ни отговаривали вас «поднимать бучу», оформленное по правилам заявление они принять обязаны, а потом можно время от времени беспокоить их и узнавать, какие меры приняты; в случае недостаточной активности — жаловаться в вышестоящие организации, для начала — в прокуратуру. Можно также обратиться в Росздравнадзор (именно эта организация должна контролировать аптеки) письмом по адресу: 109074 Москва, Славянская площадь, д. 4, стр. 1 или через интернет: info@roszdravnadzor.ru. Обращение помимо сути вопроса должно содержать фамилию, имя, отчество автора, адрес места жительства или работы. Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков официально не должна контролировать продажу подобных препаратов, ведь они не числятся в списках наркотических средств. Но когда речь идет о таких «пограничных» ситуациях, стоит стучать во все двери. Телефон управления ФСКН по Москве — 316-86-55, по Московской области — 152-53-52. Можно писать в муниципальные органы власти, от префектуры до депутатов гордумы, обращаться в СМИ и общественные организации. Члены движения «Курский вокзал. Бездомные дети» в какой-то момент организовали постоянное дежурство в одной такой аптеке, и пока они там стояли — продавать препараты сотрудники аптеки не решались. Успешно показал себя в борьбе с наркоаптеками фонд «Город без наркотиков». Люди из московского отделения фонда утверждают, что добились прекращения торговли уже в восьми аптеках, еще одну удалось лишить лицензии и закрыть. Такого эффекта фонду удалось достичь за счет налаженных связей в ФСКН, МВД и других инстанциях. «Конечно, никто не хочет заниматься этой темой, и у простых граждан заявления могут не принять, но нас хорошо знают, знают, что мы не отстанем, и к нашим сигналам относятся серьезнее», — заявил нам руководитель московского «Города без наркотиков» Иван Федорей. Телефон московского отделения «ГбН» — (499) 940-42-67. Православное народное движение «Курский вокзал. Бездомные дети» — пионеры борьбы с беспределом в аптеках. Объединились они не столько для этого, сколько для помощи московским беспризорникам и бездомным. Но коль скоро пришлось начать эту борьбу, как православные люди, они не смогли бросить ее на полдороге. Сейчас в движении действует телефон, на который можно присылать СМС об известных вам фактах продажи рецептурных препаратов наркоманам: 8-916-020-34-22. Информация будет обрабатываться, проверяться и доводиться до сведения всех вышеперечисленных инстанций. «Нескучный сад» и сайт «Милосердие.ru» также будут отслеживать ситуацию и по мере возможности участвовать в борьбе со злоупотреблениями московских аптек. Присоединяйтесь!

Алиса ОРЛОВА

См. также: Курский вокзал – бездомные дети: Операция «Аптека»Расшифровка радиопередачи “Спешите делать добро”, посвященная этой проблеме

Версия для печати

Источник: http://www.nsad.ru/articles/kak-zakryt-apteku-narkotochku

Можно ли фотографировать и снимать видео в магазинах, аптеках и прочих местах?

Запретили фотографировать в аптеке, куда обращаться?

Для того, чтобы проверить, как в общественных местах относятся к «человеку с фотоаппаратом, я вооружился редакционной фотокамерой приличных размеров (чтобы было заметно издалека) и прогулялся по витебским магазинам, кафе и ресторанам, посетил пару аптек, попытался проникнуть в некоторые вузы и даже побывал на «приеме» у врача одной из поликлиник.

Признаюсь, ожидал негатива и даже хамства, но, к счастью, все обошлось достаточно мирно и почти вежливо. Начал с крупного магазина бытовой техники. Съемке никто не препятствовал.

В конце концов я не выдержал и, наведя камеру на администратора торговой точки, поинтересовался: «Разве вы не против, что я здесь снимаю?». «Пожалуйста, у нас нет секретов.

Хотя, конечно, лучше бы вы что-то купили», — ответили мне с улыбкой.

В одном из гипермаркетов продавцы сперва попытались запретить съемку, объяснив это просто: «Потому что нельзя». Правда, подоспевший администратор извинился за работника и сказал: «У нас общественное место — снимайте, если хочется».

Не так радушно меня встретили в одной из аптек.

— Вы что себе позволяете, здесь снимать нельзя. Приказ руководства! — вспылила провизор. Обострять ситуацию не стал, но, уходя, подумал: с каких это пор аптеки стали секретными объектами?

Сложнее оказалось проникнуть с камерой, в один из вузов областного центра. Вахтер-охранник на проходной стоял насмерть. «Не велено, и все», — заявил он, а до начальника охраны для получения разъяснений дозвониться так и не удалось.

При этом прямо на входе в вуз посетителей встречает объявление: «В целях вашей безопасности в здании ведется видеонаблюдение». Даже как-то обидно: меня снимают, а мне — нельзя.

Правда, в другом высшем учебном заведении вахтер был более сговорчив, съемка состоялась.

Доступ в поликлинику с камерой оказался свободным. Врач-терапевт и медсестра, к которым я зашел, пользуясь отсутствием посетителей, не только не отказались вести прием под прицелом техники, но даже были бы не против, чтобы видеосъемка велась постоянно.

— За прием, бывает, такого наслушаешься в свой адрес от посетителей, — сказали медики. — Потом некоторые еще идут с жалобами к руководству, и нам приходится оправдываться. С видеосъемкой таких проблем стало бы даже меньше.

Главное — спокойствие

Витебчанка Елена Смирнова — гроза для большинства работников торговли области, и не только.

Она позиционирует себя как общественный журналист (сейчас аккредитуется как представитель интернет-СМИ) и вместе с командой неравнодушных людей наполняет контентом -канал «Снимать разрешено», собирающий тысячи просмотров. Елена этакий телеревизор местного масштаба.

Больше года вместе с оператором она посещает объекты торговли и услуг в поисках просроченных продуктов и некачественного обслуживания. О правомочности съемок Елена знает все.

— За камеру я взялась, когда в очередной раз уже дома заметила, что меня обсчитали в магазине, — рассказала активистка. — Сколько можно дурить людей, подумала я? и собрала команду единомышленников. На какие-то объекты нам жалуются клиенты, куда-то идем по собственной инициативе. Поначалу часто сталкивались с откровенной грубостью работников.

Они вызывали милицию, пытались разбить камеру, да и просто набрасывались с кулаками. Но в нашем деле главное — сохранять спокойствие. Мы не нарушаем закон: снимать в общедоступных местах, а к ним относятся все объекты торговли, разрешено, и спрашивать об этом ни у кого не надо. Если человек работает в таком месте, его также можно снимать.

Доступ открыт

Итак, разберемся, где по закону в нашей стране можно использовать камеру?

По словам прокурора отдела прокуратуры области Николая Невмержицкого, юридически фотографирование и видеосъемка — это реализация права на получение и хранение информации, что прописано в Конституции. Однако есть некоторые ограничения.

Так, администрации музеев, организаторы концертов, владельцы частной собственности вольны устанавливать правила поведения на своей территории, а участники и зрители должны им следовать, конечно, при условии, что их оповестили.

По мнению юристов, не стоит тут игнорировать и устные заявления смотрителей и охраны. Также без специального разрешения нельзя снимать на территории режимных объектов (это, к примеру, метро или трубопроводы).

Запрещена съемка на борту гражданской авиации, в библиотеках, судах при рассмотрении дел о госсекретах, в посольствах, при прохождении погранконтроля. Ограничена возможность съемок в клубах, казино, залах с игральными автоматами.

Спортивные мероприятия можно фотографировать только со своих мест согласно купленным билетам, для съемки со специализированных фотоплощадок нужна аккредитация. Категорически запрещена фотовидеосъемка, связанная с понятием «государственная тайна».

В общественных (общедоступных) местах согласно статье 16 Закона Республики Беларусь 2008 года «Об информации, информатизации и защите информации» съемка разрешена. Также «не могут быть ограничены доступ к информации: о правах, свободах, законных интересах и т.д.

физических лиц, правах и обязанностях юридических лиц, о деятельности госорганов, общественных объединений, о состоянии здравоохранения, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства…».

По словам Николая Невмержицкого, это значит, что на территории любых магазинов, гипермаркетов, бутиков, универмагов, рынков, ресторанов, клубов и баров съемка не запрещена законом.

Также она возможна на вокзалах и в аэропортах. Ссылки на коммерческую тайну и авторские права — неправомочны (согласно ст.

 140 Гражданского кодекса и закону «Об авторском праве и смежных правах»). Главное, чтобы полученные изображения не использовались в коммерческих целях.

Что касается съемки в государственных учреждениях, которые, по сути, являются общественными местами, то здесь есть свои тонкости.

— Согласно Закону «Об информации, информатизации и защите информации» госучреждения не частная территория, поэтому снимать там можно без ограничений, если это не раскрывает государственные секреты, — отмечает Николай Невмержицкий.

— Во время приема граждан в прокуратуре также ведется видеофиксация. При желании и граждане могут снимать разговор. Доступ к информации о деятельности государственных органов ограничиваться не может — так гласит закон.

Но при этом стоит понимать, что часто в госучреждениях и организациях в целях безопасности введен контрольно-пропускной режим, поэтому стоит проявить элементарную вежливость, представиться, объяснить цель визита.

Любой запрет на съемку должны компетентно объяснить, а как действовать дальше — уйти или обратиться к руководству со своими законными требованиями — решать вам.+

Улыбочку, пожалуйста!

Можно ли снимать человека без его согласия? По статье 28 Конституции, «каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство».

Вторит этому и Гражданский кодекс Республики Беларусь (ст. 151), где содержится понятие «неприкосновенность частной жизни», к которой относятся сведения, «составляющие личную и семейную тайну, тайну телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, касающиеся состояния здоровья».

По словам заместителя начальника отдела по надзору за дознанием областной прокуратуры Юрия Амброса, у каждого человека есть право потребовать его не снимать.

Но обязательно ли это требование для фотографа с юридической точки зрения? И когда можно говорить о нарушении права на неприкосновенность частной жизни? К сожалению, закон не закрепляет права человека на его изображение.

И в этом проблема, так как если дело дойдет до суда, будет крайне сложно доказать, что фото-или видеосъемка причинила, например, моральный ущерб или как-то навредила деловой репутации. Но есть исключения.

К примеру, по Закону «О рекламе» нельзя использовать образы или высказывания граждан без их согласия. А по Закону Республики Беларусь «О СМИ» запрещено снимать больных людей без их согласия и несовершеннолетних (нужно разрешение родителей).

— В остальных случаях простой гражданин может снимать людей сколько угодно и где угодно, — отметил Юрий Амброс. — Главное, чтобы контекст фотографии не раскрывал личную или семейную тайну либо данные о здоровье физического лица.

С госслужащими, исполняющими свои обязанности (в том числе и сотрудниками милиции при исполнении) ситуация проще: права прятаться от камер у них нет, за исключением специально оговоренных законом ситуаций. Это следует из Конституции и требования об общедоступности информации о деятельности государственных органов.

Вместо эпилога

Мой знакомый, хотя и не журналист, на все важные встречи, особенно в конфликтных ситуациях, носит с собой диктофон. Больше, конечно, для самоуспокоения, но иногда скрытая аудиозапись очень выручала.

Особенно когда нужно было чем-то веско ответить на угрозы и оскорбления, зафиксировать некомпетентность и так далее. До суда дело не доходило, но благодаря записям большинство людей действительно становились сговорчивее.

Почему нет? В некоторых ситуациях технические новшества — единственная возможность утихомирить хама или проучить наглеца. Наличие возможности — уже хорошо, а снимать или не снимать, каждый решает сам.

vitvesti

Источник: http://shumilina.by/bel/%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D1%96%D0%BD%D1%8B/%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0/1306/

В информационно-политической повестке страны вновь актуализировалась тема навязывания гражданам лекарственных препаратов.

На этот раз ее подняла одна из общественных организаций фармацевтической отрасли “Национальная фармацевтическая палата”, обратившаяся с письмом в Министерство промышленности и торговли. По мнению организации, необходимо законодательно запретить практику приоритетной рекомендации конкретного препарата клиентам в рамках маркетинговых договоров между аптечными сетями и производителями.

Тема эта давняя. С нулевых годов она бурно обсуждается и российским обществом, и государственными органами применительно, прежде всего, к врачам.

Все последнее время то вводились, то снимались ограничения на прописывание пациентам лекарств по действующему веществу, а не по торговому наименованию (то есть препарата конкретного производителя, что стимулирует развитие коррупционных схем по навязыванию людям лекарств компаний, проплативших конкретную рекомендацию).

Впрочем, с дешевыми лекарствами тоже все непросто. Выполнение требований законодательства по тендерам и госзакупкам приводит к тому, что приобретаются более дешевые, но менее качественные и хуже работающие дженерики, а зачастую самыми эффективными оказываются лекарства, производимые конкретными корпорациями “большой фармы”.

Но, помимо врачей, есть еще и аптеки, и в их случае навязывание людям тех или иных препаратов носит еще более обширный и безответственный — в смысле отсутствия у советчика любой ответственности — характер. Даже если врач прописал пациенту лекарство по действующему веществу, тот, приходя за ним в аптеку, обращается за помощью к фармацевту в выборе конкретного препарата.

И тут ситуация неутешительна: специально проведенное в прошлом году исследование показало, что фармацевт обычно рекомендует то лекарство, с чьим производителем у данной аптечной сети заключен маркетинговый договор.

Причем клиент последует данной рекомендации с вероятностью 65 процентов.

Хуже того: если человек просит у провизора конкретный медикамент, в 60 процентах случаев тот пробует переключить его внимание на иной — приоритетный для аптеки, потому что все тот же маркетинговый договор частенько включает условие по ограничению продажи лекарств конкурентов.

Именно с данной — действительно порочной — практикой и предлагают бороться. В качестве возможных мер фигурирует наказание конкретных фармацевтов, в частности временное лишение профессиональной аккредитации.

Однако представляется, что имеет смысл взглянуть на ситуацию более широко. Упомянутые маркетинговые договоры между аптеками и фармкампаниями по существу представляют собой соглашения о рекламе. Опыт же доказывает, что она слишком важна для бизнеса, чтобы проблему можно было решить простым запретом.

Плюс имеет смысл учитывать, что современный россиянин, постоянно и со всех сторон подвергаемый воздействию агрессивной рекламы, стал куда более искушен в ее распознавании и при этом в целом куда спокойнее, чем раньше, относится к факту рекламы как таковой.

Большинство людей прекрасно понимает, что означает появление в кадре фильма или сериала отчетливо видимого и узнаваемого бренда или настойчивая рекомендация популярного блогера продукта той или иной марки.

Это не отменяет важность регулирования и в данном пространстве, что, собственно, и происходит.

Прямое и открытое указание на спонсорство или коллаборацию теперь вполне обычное дело у блогеров, хотя еще совсем недавно эта сфера казалась абсолютно неформальной, да и была таковой.

Проблема в том, что остается ряд отраслей (и фармацевтика в полной мере к ним относится), где реклама, замаскированная под профессиональный совет специалиста, по-прежнему играет огромную роль. Причем множество людей просто не имеет возможности отличить одно от другого.

Вот только идея полностью запретить такого рода рекламу видится несколько утопической. Фармацевтический бизнес — один из самых интенсивно развивающихся в мире, с астрономическими оборотами и прибылями. Найдутся способы нарушать и обходить любые запреты.

Так что, возможно, имеет смысл зайти с другой стороны: например, ввести повсеместное и обязательное предупреждение о рекламном характере предоставляемой информации — в любой сфере и отрасли.

Фармацевт, на автомате проговаривающий фразу “наша аптечная сеть сотрудничает с фармацевтической корпорацией такой-то, я хотела бы вам рекомендовать их препарат”, будет удивлять лишь первое время. Зато уровень информированности и осознанности принятия решений клиентами заметно повысится, хотя бы в отношении того, что стоит за советами сотрудников аптеки.

И кстати — эта практика “выхода рекламы из тени” была бы крайне уместна и за пределами аптечной сферы.

Источник: https://ria.ru/20190319/1551897742.html

Как бороться за свободу фотографии и свои права

Запретили фотографировать в аптеке, куда обращаться?
?

Category: Originally posted by ternovskiy at Как бороться за свободу фотографии и свои праваНам с Ильей Варламовым часто пишут люди, которым запрещают фотографировать в различных общественных местах.

Главные вопросы – как себя вести, что говорить, куда жаловаться? Поэтому, мы вместе с партнерами проекта «Страна без глупостей», юридической компанией «Амулекс», решили сделать памятку для фотографирующих, которая пригодится в борьбе за свободу фотографии. Это первая версия, выносящаяся на обсуждение.

Ждем от вас вопросов, дополнений и пожеланий. Она будет постоянно обновляться, а потом мы сделаем какие-нибудь краткие памятки и приложения для различных мобильных устройств. Перечень пошаговых действий составили юристы. Остальное – это наши с Ильей советы и дополнения.

Ещё мы подготовили список законов, на которые можно ссылаться и примеры заявлений в прокуратуру, МВД, Роспотребнадзор и т.д. Если Вы фотографируете в общественных местах, а Вам запрещают, либо препятствуют в этом, то следует предпринять следующее:

1.

Потребовать от лица, запрещающего съемку, представиться и показать удостоверение (также следует убедиться, что у охранника имеется бейджик ЧОП с указанием личных данных).

– Если вы не успели прочитать фамилию или должность в удостоверении, настаивайте на повторном предъявлении. Перепишите все данные в телефон или блокнот.

– Для проверки документов у полиции должны быть основания, они перечислены в «Законе о полиции.» При желании можно не показывать паспорт, потому что «съемка режимного объекта – вокзала» – это придуманное и незаконное основание, но если ситуация спокойная, можно и предъявить (не выпуская документ из своих рук).

– Куда-либо идти с сотрудниками полиции вы обязаны только в случае задержания, о чем они должны сообщить. В случае задержания обязательно требуйте составления протокола.

2. Потребовать от лица, запрещающего ведение фотосъемки, назвать правовые основания запрета на фотосъемку с обязательной ссылкой на нормативно-правовой акт, либо предоставить сведения, каким должностным лицом, когда именно и на основании чего была запрещена фотосъемка.

– Обычно на вокзале говорят – это режимный объект, а в магазинах и ТЦ – это частная собственность! Всё это пустые слова, а не подтверждение законных оснований запрета.

3. По возможности зафиксировать ответ на аудио-видео технические устройства, и потребовать копию нормативно-правого акта, запрещающего ведение фотосъемки. При этом следует предупредить, что эти доказательства будут в последующем переданы в правоохранительные органы с жалобой на незаконные действия лиц, запрещающих ведение фотосъемки.

– При попытке зафиксировать эти нарушения, охранники и некоторые малограмотные полицейские начинают хватать за фотоаппарат, выталкивать вас с территории и т.д. Помните, что сотрудники ЧОПа не имеют права применять физическую силу, пока вы сами её не применили против них! В уголовном кодексе за это предусмотрена 203 статья. Максимум, что они могут сделать – перекрыть своим телом вход в помещение, и вызвать полицию.

4. Вызвать сотрудников полиции и до их приезда заручиться поддержкой окружающих в качестве свидетелей, записать контактные данные свидетелей.

– Не поддавайтесь на провокации ЧОПовцев. Достаточно сбитого бейджика с лацкана пиджака, и они могут применить силу. Спокойно стойте на месте, и ожидайте приезда полиции. Будьте дружелюбны, на сколько это возможно.

5. По прибытии сотрудников полиции изложить им свои доводы, и пожаловаться на незаконные действия лиц, запрещающих вести съемку (ситуации в магазинах, ТЦ и других общественных местах).

– Попросите сотрудника выяснить основания запрета, после чего можете предъявить свои доводы: Право «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» закреплено в статье 29 Конституции РФ. Кроме того, существует закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в седьмой статье которого дано определение «общедоступной информации»:а) К общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен.б) Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации.В девятой статье данного закона говорится также о том, что любые ограничения доступа к информации должны устанавливаться только федеральным законом.

– Если вам запрещают снимать на вокзале, то следует сослаться на «РАСПОРЯЖЕНИЕ ОАО “РОССИЙСКИЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ” от 18 июля 2008г. N 1513р (Положение о проведении теле-, видео-, кино- и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО “РЖД”). В п.

3 которого сказано: «Настоящее Положение не распространяется на съемки, предназначенные для личного пользования и проводимые в местах обслуживания пассажиров на вокзалах, станциях, остановочных пунктах, не мешающие и не создающие неудобств и опасности для передвижения пассажиров».

Если этого будет недостаточно, предъявите один из ответов прокуратуры, подтверждающих ваше право на свободное фотографирование.

6. В зависимости от ситуации следует обратиться в полицию с заявлением об угрозах в Ваш адрес, неправомерном запрете вести фотосъемку, применении физического насилия, угрозах разбить фотокамеру или нанесении реального ущерба имуществу и т. д.

, потребовать возбуждения уголовного дела в отношении виновных лиц по статье 203 УК РФ (превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей) и/или по статье 213 УК РФ (хулиганство).

– Заявление составляется в свободной форме с подробным изложением произошедшего.- Не стоит особо доверять сотрудникам полиции, принимающим заявление. Из нашего опыта по задержанию у Москва-Сити явно видно, что некоторые сотрудники полиции заодно с нарушителями закона.

7.

При подаче заявления следует заявить о приобщении к материалам проверки имеющихся у Вас фото-, аудио-, или видеозаписей случившегося, просить об изъятии видеозаписей с камер наблюдения организации и приобщении их к материалам проверки (в случае бездействия должностных лиц полиции следует обжаловать их действия вышестоящему руководству либо в прокуратуру). В заявлении следует сослаться на свидетелей и очевидцев произошедшего, указать сведения о них.

8. В случае нанесения Вам побоев, следует обратиться в медицинское (экспертное) учреждение, где зафиксировать имеющиеся травмы, а соответствующие документы приобщить к заявлению о возбуждении уголовного дела.

9. Подать в прокуратуру заявление о проведении проверки законности действий администрации организации или лиц, запрещавших фотосъемку, а также о вынесении прокурорского представления в адрес администрации юридического лица с требованием устранить препятствия для свободной фотосъемки.

10. В случае вынесения постановления следователем/дознавателем об отказе в заявлении, следует обжаловать его в прокуратуру (в порядке ст. 124 УПК РФ), или в суд (в порядке ст. 125 УПК РФ).

11. В зависимости от результатов проверки Вашего заявления, обратиться в суд с иском, требуя обязать администрацию организации устранить препятствия для свободной фотосъемки и о компенсации причиненного морального вреда.

Жалобы на действия сотрудников полиции, ЧОП, работников организаций можно (и нужно!) отправлять в прокуратуру, Роспотребнадзор, МВД. Легче всего это сделать через онлайн приемные на сайтах этих ведомств.

Найдите сайты, относящиеся к вашему городу\региону, или отправьте через центральный портал (оттуда обращение перешлют в ваш район):

Генеральная прокуратура (любые запреты и нарушения законов) – http://genproc.gov.ru/ipriem/address/
Роспотребнадзор (запреты съемок в магазинах) – http://rospotrebnadzor.

ru/virtual/feedback МВД – (запреты со стороны сотрудников полиции) –

http://ps.112.ru/portal/dt?PortalMainContainer.setSelected=DefAppeal&last=false&appealType=defence

Не помешает отправить обращение и президенту – http://обращения.президент.рф/ (хотя у этого сайта есть один большой минус – ограничение в 2000 знаков, чего часто не хватает).

ВАЖНО! На ваше обращение ОБЯЗАНЫ ответить в течение 30 дней (или, если требуется пересылка обращения, максимум, через 60 дней, сообщив о пересылке отдельным письмом). Кроме этого, если сроки нарушены, а сам ответ является «отпиской», теперь можно наказать чиновника рублем или лишением занимаемой должности (через прокуратуру)! – http://www.rg.ru/2011/06/01/chinovnik.html

Обращения пишутся в свободной форме, но максимально подробно.

Пример обращений в прокуратуру, если вам запрещают снимать в общественном месте:

1.

«25 апреля 2011 года я со своим знакомым, Ильей Варламовым, зашел в ТРЦ «Европейский», расположенный по адресу: площадь Киевского вокзала, дом 2» или «3 марта 2011 года я со своим знакомым, Дмитрием Терновским, отправился на вокзалы города Москвы, чтобы поснимать в местах обслуживания пассажиров в личных целях, что разрешено согласно распоряжению президента ОАО «РЖД» В.И.Якунина N 1513р от 18 июля 2008 года». Здесь важно упомянуть, что фотосъемку вы осуществляете «В ЛИЧНЫХ ЦЕЛЯХ».

2. Подробно описываете всё, что происходило в хронологическом порядке, с указанием ФИО и должностей участвующих лиц. «После этого к нам подошла сотрудница магазина Ирина Илларионова и охранник Сергей Алышевский, и тоже, без объяснения причин, потребовали прекратить фотосъемку».

«Мы сказали им, что не согласны с этим запретом и считаем, что ТРЦ «Европейский» является общедоступным местом, и, на наш взгляд, запрет на фотографирование ограничивает наши права» или «На Ленинградском вокзале нам сразу запретил фотографировать майор полиции Понарин.

А через несколько минут, в грубой форме, это сделал и старший охранник “РЖД-охрана” – Назирматов Эдуард. Он отвел нас к дежурной по вокзалу, которая продемонстрировала нам распоряжение ОАО “РЖД” от 12 марта 2004 г.

N 1693р “О проведении теле-, видео-, кино- и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО “РЖД”, которое было отменено президентом ОАО «РЖД» В.И.Якуниным распоряжением N 1513р от 18 июля 2008 года» и т.п. Можете привести ссылки на ваш блог с фотографиями и рассказом о произошедшем.

3. Просите прокуратуру, Роспотребнадзор, президента.

«В связи со всем вышеизложенным прошу органы прокуратуры:- провести проверку законности действий сотрудников магазина «Перекресток», ТРЦ «Европейский» и милиции- при обнаружении в правилах посещения ТРЦ «Европейский» и магазина «Перекресток» фактов нарушения моих прав на свободное фотографирование, гарантированное 29 статьей Конституции РФ, потребовать от владельцев этих объектов устранить нарушения- принять другие необходимые меры прокурорского реагирования»Или «В связи со всем вышеизложенным прошу вас:1. Дать законную оценку действиям сотрудников полиции, «РЖД-охрана» и ОАО «РЖД».2. Принять меры в отношении упомянутых в обращении лиц и организаций, привлечь их к ответственности за свои действия.3. Дать указание ОАО «РЖД», «РЖД-охрана», полиции, отвечающей за безопасность на объектах ОАО «РЖД», привести свои документы в соответствие с действующим распоряжением президента ОАО «РЖД» В.И.Якунина N 1513р от 18 июля 2008 года. 4. Привлечь к ответственности сотрудников ОАО «РЖД», отвечающих за исполнение распоряжения президента ОАО «РЖД» В.И.Якунина N 1513р от 18 июля 2008 года, но не исполняющих его.5. Принять другие необходимые меры прокурорского реагирования, с целью соблюдения законных прав граждан на фотосъемки на объектах ОАО «РЖД» на территории города Москвы и всей России».

ЗАКОНЫ И ПРАВИЛА, КОТОРЫЕ НУЖНО ЗНАТЬ

Источник: https://ternovskiy.livejournal.com/134154.html

Новые правила отпуска лекарств: отставить панику

Запретили фотографировать в аптеке, куда обращаться?

С 22 сентября вступили в силу новые правила отпуска лекарств — приказ Минздрава РФ от 11.07.2017 № 403н «Об утверждении правил отпуска лекарственных препаратов», который регулирует продажу лекарственных средств в аптеках.

Документ вызвал много шума и неразберихи как среди пациентов, так и среди сотрудников аптек. Сегодня мы постарались ответить на самые главные вопросы по поводу нового приказа, которые могут возникнуть у простого посетителя аптеки.

Новый приказ делает все лекарства рецептурными?

Нет. Новые правила отпуска только немного изменяют порядок продажи некоторых рецептурных препаратов. Никаких ограничений в отношении обычных безрецептурных лекарств он не устанавливает.

И теперь рецептурный препарат просто так не купишь?

На самом деле продавать рецептурные препараты без рецепта было запрещено всегда. За это аптеке грозит немаленький штраф и лишение лицензии. Но, как всем известно, строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения.

Поэтому некоторое количество аптек пренебрегают правилами. Однако появление новых правил отпуска означает пристальное внимание к их исполнению, а следовательно, аптеки теперь стали более трепетно относиться к рецептурному отпуску.

А как вообще узнать, нужен ли рецепт на препарат?

Является препарат рецептурным или нет — об этом говорится в инструкции по применению. Кроме того, такая информация всегда указывается на упаковке. Из всех зарегистрированных в России лекарств примерно 70% являются рецептурными.

В идеальном мире врач наизусть знает, для какого препарата нужен рецепт, а для какого нет. Но в условиях суровой действительности очень часто такую информацию приходится проверять самостоятельно. Поэтому когда врач советует вам какие-либо лекарства, то можно проверить их через интернет прямо на приеме и сразу же попросить выписать рецепт.

Рецепты выписываются только на специальных бланках. Самым распространенным является бланк №107-1/у. Выглядит он вот так:

Чтобы проверить, является ли препарат рецептурным, вы можете зайти на apteka.ru и ввести название препарата. Все рецептурные лекарства на нашем сайте имеют пометку «отпускается по рецепту». Кстати, не так давно у нас появилась специальная метка для препаратов, рецепт на которые остается в аптеке.

Как это — «рецепт остается в аптеке»?

В аптеке есть перечень препаратов, подлежащих строгому учету. Как правило, это лекарства, содержащие наркотические или психотропные вещества, входящие в особый перечень. Рецепты на такие лекарства всегда остаются в аптеке, чтобы контролировать их продажу. Оборот наркотических веществ проверяется не только Росздравнадзором, но и структурами МВД.

Но теперь, согласно новым правилам отпуска, в аптеке также должны храниться рецепты на некоторые лекарства (антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики, снотворные и седативные препараты, а также на спиртосодержащие лекарства с долей спирта более 15%)*.

«Спиртосодержащие лекарства»? Значит, теперь для корвалола или валерьянки надо получать рецепт?

Нет. Повторим, что новый приказ не делает лекарства рецептурными. Речь идет только о препаратах, отпускаемых по рецепту. Корвалол, настойка валерианы и многие другие популярные настойки и эликсиры являются безрецептурными. Соответственно, никто не может потребовать на них рецепт, если об этом не сказано в инструкции по применению.

Хорошо, допустим, у меня есть рецепт, но в нем несколько препаратов, и на одном из них стоит пометка «остается в аптеке». А я хочу купить только один. Рецепт у меня заберут?

Да. Исключения делаются только для годовых рецептов, при условии что вы не покупаете все выписанное количество препарата за один раз (для этого нужно еще и разрешение врача, выписавшего рецепт).

К примеру, вам прописан курс антидепрессантов на год, а вам надо приобрести лишь одну упаковку. В таком случае аптека не имеет права забирать у вас рецепт. Фармацевт только делает пометку какое количество препарата вы купили, и возвращает рецепт.

А я могу получить лекарства, если рецепт выписан не на меня?

Да. Практически все лекарства отпускаются просто предъявителю рецепта. Получить препарат в аптеке может как сам пациент, так и его друг, родственник, или просто знакомый. Главное— это наличие рецепта.

Исключение делается только для наркотических или психотропных препаратов. Рецепты на такие ЛС выписываются на специальном бланке №107/у-НП. Его легко отличить от других рецептов, поскольку он розового цвета. При получении таких ЛС в аптеке при себе надо иметь доверенность на получение лекарств и паспорт, подтверждающий, что вы именно тот, на кого выписана доверенность.

При этом Минздрав особо отмечает, что доверенность может быть даже рукописной. В ней можно написать, что «я такой-то такой-то доверяю получить такие-то лекарства по такому-то рецепту такому-то человеку». И обязательно указать паспортные данные этого человека. Кроме этого, в ней обязательно должна быть указана дата ее составления. Нотариального заверения такой доверенности не требуется.

Что еще изменилось с новым порядком отпуска лекарств?

Теперь на всех рецептах ставится печать, что «лекарственный препарат отпущен». Таким образом, повторно использовать их уже не получится. Поэтому если вдруг вам понадобится еще один стандарт препарата, то нужно будет получить новый рецепт.

Также фармацевт теперь обязан информировать покупателя о правилах хранения лекарства, его взаимодействии с другими препаратами, а также о его способе и дозах приема.

Кроме этого, сотрудник аптеки не может скрывать информацию о наличии препаратов с таким же действующим веществом, но стоящих дешевле.

Такая норма существовала и ранее в законе «Об основах охраны здоровья граждан» и Правилах надлежащей аптечной практики, но теперь продублирована и в порядке отпуска.

* Ниже представлен список МНН, рецепты на которые теперь, согласно новому приказу, будут оставаться в аптеке. Обратите внимание, что здесь указаны действующие вещества (МНН), а не конкретные названия торговых марок.

МНН агомелатин азенапин аминофенилмасляная кислота амисульприд амитриптилин арипипразол белладонны алкалоиды+Фенобарбитал+Эрготамин бромдигидрохлорфенилбензодиазепин     буспирон венлафаксин вортиоксетин галоперидол гидразинокарбонилметилбромфенилдигидробенздиазепин     гидроксизин дексмедетомидин дулоксетин залеплон зипрасидон зуклопентиксол  имипрамин  кветиапин кломипрамин лития карбонат луразидон мапротилин мелатонин миансерин милнаципран миртазапин оланзапин палиперидон пароксетин перициазин  перфеназин пипофезин пирлиндол подофиллотоксин промазин прутняка обыкновенного плодов экстракт рисперидон сертиндол сертралин сульпирид тетраметилтетраазабициклооктандион тиаприд тиоридазин тофизопам тразодон трифлуоперазин  морфолиноэтилтиоэтоксибензимидазол флувоксамин флуоксетин  флупентиксол  флуфеназин хлорпромазин  хлорпротиксен циталопрам  эсциталопрам

этифоксин

Главное фото istockphoto.com

Источник: https://apteka.ru/info/articles/novosti-kompanii/novye-pravila-otpuska-lekarstvennykh-sredstv/

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий