Возможно ли лишение родительских прав больного шизофренией?

Судебно-психиатрическая экспертиза родителей, страдающих психическим расстройством 1745

Возможно ли лишение родительских прав больного шизофренией?

Одним из основных принципов семейного права в Российской Федерации является приоритет семейного воспитания (ст. 54, 63, 68, 123 СК РФ).

Современная государственная политика направлена на реализацию этого принципа: принимаются меры по стимулированию репродуктивной функции семьи; в судебной практике просматривается тенденция к значительному уменьшению количества удовлетворенных исков о лишении родительских прав; передача ребенка в семью рассматривается как оптимальная форма устройства несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей. Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами (ст. 63 СК РФ). При этом в действующем законодательстве предусмотрены определенные формы защиты интересов ребенка. При регламентации родительских прав ст.65 СК РФ определяет, что при их осуществлении родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление и эксплуатацию детей. Деяния, связанные с жестоким обращением с детьми являются уголовно наказуемыми. Семейный кодекс предусматривает возможность немедленного отобрания ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка (ст.77 СК РФ). Если пребывание ребенка с родителем причиняет вред его здоровью или представляет опасность для него, встает вопрос о лишении или ограничении родительских прав (ст.69, 73 СК). Для лишения родительских прав достаточно установления фактов асоциального поведения, злоупотребления алкоголем, отсутствия должного ухода за ребенком, жестокого обращения с ним (ст.69 СК РФ). Ограничиваются родительские права в тех случаях, когда оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей не зависящим (в том числе, вследствие имеющегося у родителя психического расстройства) (ст.73 СК РФ). Своевременное ограничение в родительских правах родителей, представляющих по своему психическому состоянию опасность для ребенка, с одной стороны, является одним из основных факторов профилактики общественно опасных деяний, совершенных в отношении детей родителями, страдающими психическим расстройством, а с другой – предупреждает вредное влияние психически больного родителя на ребенка.

Как поясняет А.М. Нечаева (1989), различие между ограничением и лишением родительских прав лежит в плоскости субъективных критериев поведения родителя и наличия или отсутствия его вины в причинении вреда ребенку.

Таким образом, лица, не выполняющие своих родительских обязанностей вследствие психических расстройств (за исключением больных хроническим алкоголизмом или наркоманией), не могут быть лишены родительских прав.

Если основания, в силу которых родители были ограничены в родительских правах, отпали, суд по иску родителей (одного из них) может вынести решение о возвращении ребенка родителям и об отмене ограничения родительских прав (ст.76 СК РФ).

Во всех случаях, когда встает вопрос об ограничении родительских прав или об отмене такого ограничения в отношении лица, страдающего психическим расстройством, возникает необходимость в проведении судебно-психиатрической или комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (СПЭ, КСППЭ). Предметом подобных экспертиз является установление наличия или отсутствия неблагоприятных для психического развития ребенка и опасных для его жизни последствий осуществления родительских прав родителем, страдающим психическим расстройством (Харитонова Н.К., Королева Е.В., 2009). При комплексной психолого-психиатрической экспертизе в задачу эксперта-психолога входит оценка воспитательной позиции родителя и его функциональной способности к адекватному обеспечению индивидуальных потребностей развития ребенка.

Анализ экспертиз, проведенных в ФГБУ «ГНЦССП им. В.П.

Сербского» по гражданским спорам об ограничении родительских прав, отмене ограничения родительских прав; по спорам об определении места жительства детей, у которых один из родителей страдает психическим расстройством; по спорам об определении порядка общения ребенка с родителем, страдающим психическим расстройством; по уголовным делам в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в отношении детей, показывает, что родитель, страдающий психическим расстройством, помимо непосредственной опасности, может оказывать негативное влияние на психическое развитие ребенка и быть неспособным к полноценному осуществлению воспитательной деятельности.

Непосредственная опасность для ребенка, как правило, бывает обусловлена острой или хронической психотической симптоматикой (аффективно-бредовой, параноидный, галлюцинаторно-параноидный синдромы, депрессивный синдром), определяющей актуальное психическое состояние и поведение родителя.

Решающая роль психопатологической мотивации в совершении больными шизофренией женщинами агрессивных действий в отношении детей подчеркивалась М.А. Качаевой (1999), Т.Б. Дмитриевой и соавт. (2003), А.Э Ванштейном (2002).

В подобных случаях высокий риск совершения противоправных действий в отношении детей определяет необходимость ограничения родительских прав родителя, страдающего психическим расстройство.

Особенно часто случаи недопустимого обращения с ребенком встречаются при параноидной форме шизофрении с бредовыми идеями, распространяющимися на детей, психопатологическими бредовыми переживаниями религиозного содержания, при органических бредовых расстройствах, личностных расстройствах, сочетающихся с зависимостью от психоактивных веществ (Харитонова Н.К., Королева Е.В., 2009).

Опасность воспитания родителем, страдающим психическим расстройством, может определяться не только высоким риском его агрессивного или неадекватного поведения, но и риском оставления ребенка в беспомощном состоянии, что часто встречается при шизофрении со значительным эмоционально-волевым дефектом, умственной отсталости тяжелой и умеренной степени, органических психических расстройствах с выраженным интеллектуально-мнестическим снижением и нарушениями эмоционально-волевой сферы.

Неспособность психически больных к полноценному осуществлению родительских обязанностей может выражаться в невозможности осуществлять необходимый контроль за обучением, поведением, социальными связями, личностным развитием ребенка, что особенно часто отмечается в случаях формирования у родителя апатоабулического дефекта различной степени выраженности.

При наличии у несовершеннолетнего хронического заболевания или нарушения психического развития, определяющего особые потребности в уходе, медицинском наблюдении и лечении ребенка, неспособность к полноценному осуществлению родительских обязанностей может выражаться в невозможности правильно оценить имеющуюся ситуацию, оказать ребенку жизненно необходимую помощь.

Недостаточность критических и прогностических способностей могут препятствовать распознаванию индивидуально- психологических потребностей ребенка, в том числе, направленных на обучение, развитие и социальное взаимодействие вне семьи, и оказать негативное влияние на психическое развитие ребенка при отсутствии хорошего поддерживающего окружения или пролонгированного социально-психолого-педагогического сопровождения.

В случаях, когда решается вопрос о возможном негативном влиянии родителя, страдающего психическим расстройством, на психическое состояние и развитие ребенка целесообразно проведение комплексного психолого-психиатрического не только родителя, но и ребенка.

При исследовании ребенка решаются вопросы о наличии или отсутствии у него психического расстройства или нарушения психического развития; оценивается его актуальное психическое состояние, индивидуально-психологические особенности, особенности психологического отношения к родителю, имеющиеся психолого-педагогические потребности.

Наблюдение за характером отношений между ребенком и родителем позволяет оценить глубину эмоционального контакта между ними, продуктивность взаимодействия при совместном решении диагностических задач, а также такие особенности воспитательной позиции родителя, как адекватность, гибкость, прогностичность.

В случае невозможности проведения освидетельствования ребенка, при вынесении экспертного заключения в отношении родителя должны быть учтены данные о психическом состоянии, особенностях психического развития и уровне психологической адаптации ребенка.

Выделены следующие клинико-психопатологические и социально-психологические критерии, благоприятные для прогностического заключения о способности родителя, страдающего психическим расстройством к выполнению родительских обязанностей: отсутствие острой продуктивной психотической симптоматики, выраженного интеллектуально-мнестического снижения, глубокого эмоционально-волевого дефекта; сохранность упорядоченного поведения, основных установок личности (трудовых, социальных, родительских), социальной активности и достаточного уровня социальной адаптации; сохранение материнских (отцовских) чувств, эмоциональной привязанности к ребенку со стремлением к удовлетворению его эмоциональных потребностей; высокий уровень эмоциональной, когнитивной и поведенческой включенности родителя в процесс воспитания ребенка, свидетельством которой являются хорошая осведомленность родителя темпах и особенностях его психического развития, занятиях и увлечениях, значимых социальных связях; адекватная оценка родителем индивидуально-психологических особенностей ребенка, выявляемая при клинико-психологической беседе с родителем и психолого-психиатрическом обследовании ребенка.

Таким образом, опасность оставления ребенка с родителем, страдающим психическим расстройством, определяется различными обстоятельствами, которым должна быть дана оценка при экспертном исследовании в гражданских спорах об ограничении (отмене ограничения) родительских прав.

В случаях, когда при выявлении у родителя психического расстройства он по своему психическому состоянию непосредственной опасности для ребенка не представляет, должны быть проанализированы характер течения психического расстройства, выраженность дефекта, степень сохранности критических и прогностических способностей родителя.

Для решения экспертных задач целесообразно проведение комплексной психолого- психиатрической оценки характера отношения родителя к ребенку, адекватности его воспитательной позиции и стиля воспитания, способности к учету особенностей психического развития, индивидуально-психологических особенностей и потребностей ребенка, в том числе обусловленных наличием у ребенка хронических заболеваний.

Согласно Постановлениям Правительства РФ от 01 мая 1996г. №542, от 19 марта 2001г.

№195, к психическим заболеваниям, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, осуществлять воспитательную деятельность в детских домах семейного типа, относятся лишь те, при которых больные признаны в установленном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными.

В соответствии с Положением, утвержденном приказом Минздрава РФ от 10 сентября 1996г. № 332, при медицинском освидетельствовании граждан, желающих стать усыновителями, опекунами (попечителями) или приемными родителями подлежат выявлению психические заболевания, при которых больные признаны в установленном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными.

Таким образом, при медицинском освидетельствовании не подлежат выявлению и клинической оценке психические расстройства, вследствие которых лицо не было лишено дееспособности. В то же время при многих психических заболеваниях больные, не лишенные дееспособности, могут представлять опасность для ребенка.

В связи с этим 121 представляется целесообразным дополнить перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, осуществлять воспитательную деятельность в детских домах семейного типа, психическими расстройствами, которые обуславливают опасность для ребенка при его воспитании лицом, страдающим данным расстройством. Внесение подобного изменения в Перечень заболеваний подразумевает необходимость проведения психиатрического обследования при освидетельствовании кандидатов в усыновители, опекуны (попечители) или приемные родители специалистами территориальных психоневрологических диспансеров. При выявлении у лица, желающего стать усыновителем, опекуном, приемным родителем, симптомов психического расстройства (продуктивной психотической симптоматики, когнитивных, эмоционально-волевых, личностных нарушений, расстройств влечения, в том числе, педофилии) целесообразно, в целях профилактики общественно опасных деяний в отношении несовершеннолетних, причинения вреда психическому здоровью и развитию ребенка вследствие его воспитания данным лицом, проведение освидетельствования кандидата комиссией врачей-психиатров. В случае отрицательного заключения и несогласия с ним лица, желающего стать усыновителем, опекуном, приемным родителем, данный вопрос может быть решен в судебном порядке с назначением комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Источник: https://PsyJournals.ru/childdeprivation/issue/69116_full.shtml

Как защитить ребенка от безумных родителей: МВД и психиатры разошлись во мнениях

Возможно ли лишение родительских прав больного шизофренией?

Предложение МВД рассмотреть вопрос о лишении родительских прав психических нездоровых родителей, представляющих потенциальную угрозу детям, вызвало резкую критику со стороны правозащитников. Скандальное предложение было также неоднозначно встречено психиатрами и социальными работниками. В ситуации разбиралось Федеральное агентство новостей (ФАН).

Письмо, как утверждают в СМИ, было направлено главе социального министерства Ольге Голодец. Ни она сама, ни ее подчиненные наличие подобного документа пока не подтверждают, но и не опровергают. 

В МВД тоже отказываются от комментариев, однако в СМИ озвучили содержание письма: нынешняя система работы с психически больными родителями не может считаться превентивной мерой и не защищает малолетних, которые, живя бок о бок с душевнобольными, находятся в смертельной опасности.

В МВД требуют, чтобы медики сообщали органам опеки и попечительства о потенциально опасных родителях, имеющих подтвержденный психиатрический диагноз.

Кроме того, социальная опасность лица вследствие его психического заболевания должна, по мнению авторов этого письма, быть включена в перечень оснований для лишения родительских прав.

В настоящий момент медицинская тайна позволяет держать в тайне даже опасные диагнозы родителей, что не позволяет органам опеки, психиатрам и силовым структурам работать на опережение.

«Привязала дочь к себе и пыталась прыгнуть из окна»

Точной статистики пострадавших от рук психически больных родителей в МВД нет, однако, по некоторым источникам, за год жертвами таких родственников становятся десятки несовершеннолетних. 

Недавний жуткий случай потряс Санкт-Петербург: вполне благополучная интеллигентная 54-летняя бабушка Марина М., отправившись на прогулку с месячной внучкой в Юнтоловский парк, задушила младенца, а затем перегрызла себе вены. Женщина сказала, что внезапно услышала голоса демонов. 

Сейчас, как стало известно ФАН, Марина М. находится в специальном отделении СИЗО на Арсенальной улице и проходит уже не первую психиатрическую экспертизу.

Как сообщили ФАН источники, скорее всего, это могло быть либо острое, внезапно возникшее психическое расстройство женщины, находящейся в инволюционном периоде, либо резкое обострение какого-то хронического бредового расстройства.

Однако до этой трагедии казавшаяся вменяемой учительница никакими психическими заболеваниями не страдала и на психиатрическом учете не состояла.

«Из своей практики могу сказать, что женщины с так называемыми инволюционными психозами, с галлюцинациями и бредом бывают чрезвычайно опасны и для себя, и для окружающих, – рассказал ФАН врач-психиатр высшей категории с 55-летним стажем Олег Аронович.

– Например, одна из моих пациенток примерно такого же возраста услышала голоса соседей по дому, которые обсуждали, как убить ее и ее 12-летнюю дочь. Тогда она привязала девочку к себе и попыталась вместе с ней выброситься из окна 6 этажа.

Только крики ребенка спасли их: подоспевшие на помощь врачи, милиция и соседи вскрыли запертые изнутри двери и успели подхватить мать и дочь».

Известен и противоположный случай в Нижнем Новгороде, когда психически больной, имеющий подтвержденный диагноз «шизофрения» и 2-ю группу инвалидности по этому заболеванию Олег Белов спокойно жил и воспитывал собственных шестерых детей, особо не попадая в поле зрения психиатров, органов опеки и правоохранителей.

До тех пор, пока в 2015 году Белов не зарезал и расчленил собственных детей и их мать – свою жену. Примечательно, что Белов ранее неоднократно избивал супругу и проявлял жестокость к детям. Даже его абсолютно покорная и зависимая супруга подавала заявление в суд на лишение мужа родительских прав.

Но два заседания не состоялись из-за неявки заявительницы, а на третье заседание Юлия Белова прийти уже не смогла – была убита.

Подобных историй психиатры могут вспомнить немало. Однако предложенные «превентивные» меры считают недопустимыми.

«Возникают сразу несколько вопросов: какими конкретно заболеваниями должен страдать человек, чтобы попасть под такую «статью»? Ведь многие из психических заболеваний могут проявиться и бредом, и внезапными вспышками агрессии.

Другой вопрос: быть душевнобольными должны оба родителя или один из семейной пары? А если до рождения ребенка родители (или один из них) не были больны? А если, несмотря на болезнь, ребенку в этой семье хорошо, его никто не обижает?» – считает психиатр Олег Аронович

Он рассказывает: «Я более 50 лет работаю психиатром скорой психиатрической помощи, и за все годы осмотрел более 30 тысяч пациентов с различными психическими расстройствами. И смею утверждать, что случаи зарегистрированных браков между двумя инвалидами по психическим заболеваниям единичны – на моей памяти их не более пяти-семи.

И детей в этих семьях не было. Если же болен один из родителей, а второй родитель ребенком не занимается, то для этого существует надзор со стороны районных психоневрологических диспансеров (ПНД), есть другие родственники, органы опеки, педагоги. И они должны определять судьбу ребенка, возможно, оказавшегося в трудной ситуации».

Чиновникам достаточно выполнять свои профессиональные функции

Абсолютное большинство врачей, юристов, социальных работников считают предложенные МВД меры излишними и даже жестокими. По словам экспертов, у нас в стране и так существует достаточно цельная система защиты прав, жизни и здоровья малолетних. Главное, чтобы она работала, а ответственные лица исполняли свои служебные обязанности.

«Согласно российскому законодательству – в частности, Семейному кодексу – лишение родительских прав признается как карательная, воспитательная мера.

Лишить родительских можно в исключительных состояниях: если родители намеренно уклоняются от своих обязанностей, включая злостную неуплату алиментов; если изначально не хотят забирать младенца из роддома либо из иной медицинской, образовательной или социальной организации; если они злоупотребляют своими родительскими правами, жестоко обращаются с детьми или умышленно совершают преступления против жизни или здоровья детей или любого другого члена семьи. Кроме того, основанием для лишения родительских прав могут быть хронический алкоголизм и наркомания, – считает адвокат Николай Заворин. – При этом какое-либо заболевание, в том числе и психическое, не может быть основанием для изъятия ребенка из семьи. А лишение прав предусматривает, в том числе, и физическое отлучение».

По мнению экспертов, юридических коллизий в том, что алкоголиков и наркоманов лишить родительских прав можно, а душевнобольных – нельзя, нет. Хотя алкоголизм и наркомания также считаются заболеваниями.

Юристы объясняют это тем, что душевные расстройства человеку неподвластны – в отличие от употребления наркотиков или алкоголя, к которым человек склоняется сам, осознавая последствия своего поступка.

Так и до евгеники недалеко

По мнению психиатров, идея лишения родительских прав душевнобольных идентична так называемой евгенике периода нацистской Германии – селекции «неполноценных» людей, а в данном случае – практике отбора и уничтожения психически больных, официально признанных неизлечимыми. Напомним, только в Германии в 1930-х годах уморили голодом и спецсредствами около 1 миллиона «расово или умственно неполноценных». Разумеется, в нашем обществе это не может быть признано.

Кроме того, предложение МВД заставляет пересмотреть проблему медицинской тайны.

«Это абсолютно недопустимо и мы уверены, что на это никто не пойдет. Государство прибегает к такой мере как лишение родительских прав в исключительных случаях.

Наоборот – мы стараемся всеми силами оставить ребенка в кровной семье», – прокомментировали проблему в Аппарате уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой, добавив, что правозащитники давно ждут поправок в Семейный кодекс о возможности изъятия детей из семьи только по решению суда, а также четкого соблюдения процедуры психолого-психологических экспертиз.

Идея МВД вызвала множество возмущенных и удивленных комментариев и в соцсетях:

«Если психический больной социально опасен, то его надо изолировать. Если он недееспособен, то его надо через суд признавать недееспособным, и тогда вопрос о родительских правах решается автоматически. А если он не опасен и дееспособен, то о чем вообще речь?». 

«Спектр психических заболеваний весьма широк. Есть с чем поработать, ага…
…только вот не понимаю, чем катастрофична для детей мамина боязнь животных (МКБ 300.2). Или папино злоупотребление табаком (МКБ 305.1)».

«Следующий шаг — принудительная стерилизация людей с отклонениями. Ну и попутно, любого объяви психом и валяй, прессуй». 

«Никто, у кого есть дети, больше никогда не пойдёт лечиться. И дети будут жить с психически ненормальными родителями, которые не проходят лечение, и состояние родителей будет хуже и хуже».

Как защитить ребенка от безумных родителей

По мнению экспертов, существуют вполне разумные меры защиты малолетних от невменяемых взрослых.

Например, в законе существует понятие ограничения родительских прав – изъятие ребенка у душевнобольного родителя и назначение опекуна на тот период времени, пока родитель представляет для него опасность или не в состоянии заботиться о ребенке. В любом случае эти вопросы должны решаться совместно с экспертами и в каждом случае – сугубо индивидуально.

Помимо этого, контроль могут и должны осуществлять психоневрологические диспансеры (ПНД), в которых врач определяет потенциальную опасность пациента. Существуют органы опеки, другие родственники, педагоги.

Конечно, бывают исключительные случаи, когда семья изолирована от общества и не поддается контролю. Но это – единичные исключения из правил, эти же правила подтверждающие.

Необходимо, чтобы все люди на своих местах работали не для галочки.

Главный внештатный специалист по психиатрии и наркологии Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Александр Софронов в недавнем интервью ФАН как раз говорил об этом: 

«В идеале больного человека семья и общество должны сразу окружить теплом и заботой, но во многих случаях мы видим обратное: его отвергают и он становится изгоем. Формируется порочный круг.

Именно отсутствие поддержки, обеспечивающей, в том числе контроль приема лекарств, нередко приводит к повторным поступлениям в стационар с обострением заболевания.

При этом общественное мнение склоняется к тому, что психически больные должны быть изолированы от общества, не принимая в расчет, что они, в большинстве своем, для него не опасны.

Есть место и откровенному цинизму в стремлении переложить свою ответственность за близких на государство. Мы не понимаем психически больных, и поэтому их боимся. Страх подогревается средствами массовой информации. Так быть не должно», – считает главный психиатр Петербурга. 

Согласно Семейному кодексу РФ сейчас лишать родителей прав можно за уклонение от выполнения обязанностей, включая злостную неуплату алиментов; отказ без уважительных причин забрать ребенка из роддома. Также поводом может стать жестокое обращение с детьми; совершение умышленного преступления против жизни или здоровья детей, а также хронический алкоголизм и наркомания.

Психически больные водители ездят по России законно

Ранее на проблему психически больных водителей обращало внимание ГИБДД России. Дело в том, что Минздрав России не предоставляет автоинспекции данные о стоящих на учете наркоманах, алкоголиках и эпилептиках.

В настоящее время больных силовики выявляют своими силами.

«Мы запросили в ГУ МВД по Москве списки лиц, совершивших в 2016 году уголовные преступления в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, стоящих при этом на учете, — рассказал журналистам начальник отдела по надзору за соблюдением законодательства в сфере обеспечения правопорядка прокуратуры Москвы Дмитрий Романов. По его словам, получив перечень из десятков тысяч фамилий, сотрудники выяснили, что 1260 человек имеют действующее водительское удостоверение. Романов уточнил, что в суды будут направлены иски о прекращении действия водительских удостоверений этих граждан. 

При этом доступ ГИБДД к базе данных Минздрава не решит всех проблем. Граждане с психическими проблемами зачастую наблюдаются в частных клиниках, которые не передают Минздраву информацию о пациентах. 

Источник: https://riafan.ru/857775-kak-zashchitit-rebenka-ot-bezumnyh-roditelei-mvd-i-psihiatry-razoshlis-vo-mneniyah

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий