Возможна ли уступка прав требования ликвидируемой организации

Налоговые риски уступки права требования | «Гарант-Сервис» г. Липецк

Возможна ли уступка прав требования ликвидируемой организации
Нередко инспекторы пытаются оспорить экономическую целесообразность переуступки прав требования. Однако в большинстве случаев судьи выносят решения в пользу компаний.

Требование, принадлежащее кредитору на основании обязательства (цеденту), может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования)*(1).

Покупателем долга (цессионарием) может выступать как другая фирма, так и банк, факторинговые организации. Налоговики порой ставят под сомнение экономическую целесообразность уступки права требования для продавца, а иногда и для покупателя. Однако при грамотном документальном оформлении сделки у фирм высокие шансы отстоять свою правоту.


Документов мало не бывает

Гражданским кодексом предусмотрено, что кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для реализации требования.

Важно, чтобы был собран полный пакет документов по передаваемому долгу: договор со всеми приложениями, накладные или акты оказанных услуг (выполненных работ), счета-фактуры, акты сверки расчетов. Если какой-либо из документов отсутствует, это сразу вызовет подозрения у налоговиков в том, что уступаемый долг реально существовал.

В одном из споров компания смогла в подтверждение наличия долга представить только счет-фактуру, хотя в акте приема-передачи документов, удостоверяющих право требования, указано, что она принимает подлинные договор купли-продажи имущества, счет-фактуру, акт сверки.

Судьи не приняли ссылку компании на счет-фактуру, поскольку без товарной накладной на передачу товара, договора купли-продажи имущества нельзя однозначно сказать, что данный счет-фактура относится именно к спорному долгу. В связи с этим суд признал правомерным решение инспекторов о доначислении налога на прибыль*(2).

Передачу документов, подтверждающих реальность уступаемого долга, следует оформлять актами приема-передачи документов с описями. При их отсутствии налоговики опять же ставят под сомнение действительность задолженности и снимают расходы по ее приобретению.

Однако в этом случае суды придерживаются точки зрения, что отсутствие актов приема-передачи документов само по себе не является доказательством неисполнения договоров.

Если фактически документы, подтверждающие долг, передавались, то отсутствие описей и актов приема-передачи документов не может свидетельствовать об отсутствии документов вообще*(3).

Чей автограф?

Налоговики могут усомниться в том, что документы по цессии подписывались директором, который на момент сделки имел полномочия представлять компанию. Подписание документов неустановленным лицом — один из часто встречающихся аргументов инспекторов в пользу снятия расходов.

В одном из споров контролеры указывали, что договор подписан лицом после его увольнения с должности генерального директора. Такой вывод они сделали на основании записи в трудовой книжке.

Тем не менее судьи этот довод не приняли в связи с тем, что запись в трудовой книжке не может свидетельствовать о принятии участниками общества решения о прекращении полномочий генерального директора.

Решения общего собрания участников компании о прекращении полномочий генерального директора налоговики не представили, к тому же, по данным ЕГРЮЛ, на момент подписания спорных документов директор компании не менялся*(4).

Зависимость от взаимозависимости

Если в рамках сделки уступки права требования любые два субъекта являются взаимозависимыми или были таковыми до совершения сделки, то инспекторы обязательно возьмут данный факт на вооружение и оспорят правомерность признания расходов по сделке.

Налоговая выгода налицо — объясняют свою позицию контролеры, и зачастую проигрывают суды.

Ведь им нужно доказать, что деятельность компании, ее взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. Доказать это, как правило, очень сложно.

А если еще и покупатель долга объяснит наличие деловых целей в сделке уступки права требования, то повышаются шансы победить налоговую в споре. Например, суд принял во внимание в качестве объяснения цели заключения спорного договора уменьшение возможных убытков при списании всей суммы задолженности как безнадежной ко взысканию*(5).

В поисках экономической целесообразности

Налоговики нередко оспаривают экономическую целесообразность сделки уступки права требования.

В рамках одного из споров инспекторы доначислили налог на прибыль компании в связи с тем, что, по их мнению, сделка уступки права требования долга не носила для цедента экономической целесообразности.

Уступалось право требования на долг, возникший из кредитного договора. По мнению инспекторов, должник и не собирался возвращать долг, а целью уступки было исключительно уменьшение базы по налогу на прибыль.

Однако судьи установили среди прочего*(6), что продавец долга в целях его погашения обращался в арбитражный суд, который по итогам рассмотрения исков взыскал задолженность, выдав исполнительные листы.

Поэтому доводы инспекторов о нецелесообразности расходов для цедента судом были отклонены, поскольку противоречили правовой позиции Конституционного Суда РФ*(7): налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности, а поэтому обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности. Налогоплательщик самостоятельно определяет целесообразность несения таких расходов. В полномочия инспекторов входит лишь контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения компаниями экономического результата с меньшими затратами.

В другом деле инспекторы доначислили налог на прибыль цессионарию на том основании, что он приобрел заведомо безнадежный долг исключительно ради налоговой выгоды.

В суде цессионарий пояснил, что целью приобретения прав требования являлось не только непосредственное получение долга, но и расширение за счет сотрудничества с должником и продавцом долга, сырьевой базы для производства, что повлекло бы, по расчетам компании, увеличение объема производства и доходов от реализации.

В расчете на дополнительные объемы сырья компания разработала производственную программу и ее технико-экономическое обоснование.

На этом основании судьи сделали вывод*(8), что деловой просчет, допущенный фирмой в рамках хозяйственной деятельности, при отсутствии доказательств того, что она руководствовалась исключительно интересами получения необоснованной налоговой выгоды, не может быть квалифицирован как действие, направленное на получение необоснованной налоговой выгоды.

Налоговые «камни» факторинга

При продаже обязательства по договору факторинга фирмы часто допускают такую ошибку. Если доход компании по договору равен сумме уступаемого долга, но из дохода банк удерживает комиссию, то компания не отражает убыток по правилам статьи 279 Налогового кодекса, а попросту включает комиссию по факторингу в полной сумме во внереализационные расходы. Это неправильно.

Налоговики и суды исходят из того*(9), что уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а является частью договора финансирования.

Фактически у цедента возникает убыток по сделке уступки права требования, так как расходы (сумма долга + сумма комиссии) по ней превышают сумму дохода.

Соответственно, при уступке на вышеуказанных условиях долга, по которому срок исполнения еще не наступил, убыток надо учитывать для целей расчета базы по налогу на прибыль в сумме, не превышающей суммы процентов, которую компания уплатила бы с учетом требований по долговому обязательству*(10). Такого же мнения придерживаются и судьи*(11).

Пример
Компания продала факторинговой фирме задолженность контрагента, по которой еще не наступил срок исполнения обязательства, в сумме 530 000 руб. за 100% стоимости. При этом комиссия по договору финансирования составила 7% от стоимости сделки и была удержана при перечислении денег на расчетный счет компании.

Сумма комиссии составила:530 000 руб. х 7% = 37 100 руб.Убыток от сделки по договору финансирования составил:530 000 — (530 000 — 37 100) = 37 100 руб.Теперь рассчитаем предельную сумму убытка, которую можно учесть при расчете базы по налогу на прибыль исходя из норм ст. 269 Налогового кодекса.

В периоде продажи долга ставка рефинансирования равна 8,25%. Период с момента продажи до момента погашения контрагентом своих обязательств, указанный в договоре, — 59 дней.530 000 руб. х 8,25% х 1,8 х 59/365 = 12 722,18 руб.

Соответственно, при расчете базы по налогу на прибыль учитываем убыток в сумме 12 722,18 руб.

Списание безнадежного долга у цессионария

До сих пор остается без однозначного ответа вопрос, касающийся учета у нового кредитора при расчете базы по налогу на прибыль долга, нереального для взыскания. Например, по причине того, что должник ликвидирован.

Представители Минфина России в разъяснениях указывают*(12), что такой долг новый кредитор не может признать безнадежным и он не учитывается в составе внереализационных расходов.

Свою точку зрения чиновники основывают на том, что сомнительной признается любая задолженность перед компанией, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг. Долг, образовавшийся в ходе уступки права требования, не может быть признан таковым.

Источник: http://garant48.ru/articles/as290513/

Споры, связанные с уступкой права требования

Возможна ли уступка прав требования ликвидируемой организации

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: https://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Переуступка долга между юридическими лицами

Возможна ли уступка прав требования ликвидируемой организации

Кредитор, у которого есть право требования к должнику, может ждать погашения долга, взыскивать его законными способами, либо использовать вариант с его переуступкой другим лицам. В последнем случае можно быстро получить деньги, избежать сложных процедур взыскания. Разберем, что такое переуступка долга между юридическими лицами, какие последствия она влечет для сторон.

В чем отличия между договором перевода и уступки права требования долга

У каждого обязательства есть две стороны– кредитор и должник. Эти понятия могут быть формальными. Например, должником можетсчитаться гражданин или юридическое лицо, чья обязанность выплатить оговореннуюсумму еще не наступила по условиям договора или сделки. Даже такуюзадолженность, фактически подтвержденную лишь будущим обязательством, можнопереуступить третьим лицам.

В гражданском законодательстве есть дваварианта передачи обязательств третьим лицам – перевод долга и уступка праватребования. В первом случае в обязательстве меняется должник, тогда как подоговору переуступки (цессии) происходит замена кредитора. Раскроем разницумежду этими правовыми терминами на примере кредита:

  • подоговору кредитования у заемщика-организации возникла задолженность передбанком;
  • попричине реорганизации или ликвидации юридического лица, банковское учреждениеможет дать согласие на замену должника, т.е. будет иметь место перевод долга надругое предприятие;
  • банк,имеющий право требования к заемщику, может уступить (продать) его иным лицам,что оформляется договором.

Разница между переводом и уступкой заключается и в порядке дачи согласия на такое соглашение. При переуступке согласие должника не требуется, если это прямо не указано в первоначальном договоре. В случае с переводом задолженности кредитор не только уведомляется о такой сделке, но и должен дать письменное согласие.

Отличия будут заключаться и в порядке оформления договоров. При передаче долга банк укажет свое согласие в виде отдельного документа, либо будет включен участником в трехстороннее соглашение. При переуступке банк всегда будет стороной договора цессии, тогда как заемщик не принимает участие в его подписании.

Применение и условия договора цессии

Право требования можно уступить по договору цессии. Порядок и условия совершения таких сделок регулируются статьями 388-390 ГК РФ. Вот какие обязательные требования предусматривает закон для подготовки договора на уступку задолженности:

  • еслипервоначальная сделка была в простой или нотариальной форме, соглашение напереуступку нужно делать в таком же формате;
  • еслиосновное обязательство было зарегистрировано, придется проходить и регистрациюдоговора уступки;
  • должникполучит уведомление о переуступке, однако не сможет предъявить возражения, еслитолько эта сделка не противоречит закону или условиям первоначального контракта.

Узнайте больше  Процедура ликвидации акционерного общества

Подразумевается, что вопрос об уступкезадолженности носит возмездный характер. Кредитор (цедент) получит не всюсумму, причитающуюся по сделке или требованию к обязанному лицу.

Другое лицо(цессионарий), получающее право требование, будет нести риск невозврата долга.По этой причине цессия обычно носит возмездный характер, т.е. кредитор получитменьше, чем смог бы требовать или взыскать впоследствии.

За счет этой разницыцессионарий получит доход, если сможет вернуть деньги по полученномутребованию.

В ряде случаев закон предусматривает прямыезапреты или ограничения на переуступку:

  • нельзяуступить долг без согласия обязанного лица, если его личность имеет значениедля надлежащего исполнения;
  • солидарный(долевой) кредитор вправе уступать свои требования только с согласия остальныхучастников сделки со своей стороны;
  • будущееобязательство может быть предметом цессии, если его можно точно и однозначноидентифицировать из условий сделки, текста соглашения или иных бланков.

При заключении соглашения на уступкуотвечать за недействительность обязательства будет цедент. Если впоследствии поэтим причинам переуступка будет аннулирована, цессионарий сможет взыскать нетолько всю сумму по цессии, но и свои убытки.

После перехода права требованиясохраняется прежний порядок исполнения или погашения долга. Иное можетпредусматриваться только трехсторонним соглашением, в котором принимал участиедолжник. Изменить порядок и способ исполнения, либо срок платежа по долгунельзя, если обязанное лицо не даст на это согласие.

Трехсторонний договор уступки права требования долга

В большинстве случаев сторонами поцессии будут только два участника, т.е. первоначальный кредитор и цессионарий.Обязанность уведомлять должника о состоявшейся передаче права может возлагатьсяна любого из них (это указывается в соглашении). Закон допускает и оформлениетрехсторонних договоров, что может быть связано со следующими причинами:

  • еслитакое условие прямо указано в первоначальном соглашении или ином документе;
  • еслитакое решение приняли цедент и цессионарий, а должник согласен выступитьстороной сделки;
  • еслибудут меняться условия погашения обязательства, сдвигаться сроки выплат долга,иные положения первоначального контракта.

Трехстороннеесоглашение оформляется по тем же правилам, что и двусторонний документ. Однакодоговариваться обо всех условиях контракта придется сразу трем участникам. Еслихотя бы одна сторона цессии откажется подписать документ, он не вступит в силу.

Чтобы упросить процесс согласованияусловий цессии, вместо трехстороннего соглашения лучше использовать следующийалгоритм действий:

  • кредитори цессионарий заключают стандартный договор с двумя участниками, направляютуведомление фирме-должнику;
  • послеперехода права требования по инициативе обязанного субъекта или цессионария можетоформляться двустороннее соглашение об изменении условий обязательства;
  • первоначальныйкредитор уже не будет участвовать в последующих сделках, что упростит процесссогласования.

Узнайте больше  Как правильно оформлять документы

По трехстороннему контракту сложнеесоблюсти и условие о нотариальном удостоверении или регистрации (если этопредусмотрено законом).

Можно воспользоваться услугами представителя, которыйбудет выступать в интересах сторон в нотариальной конторе, в Росреестре, иныхведомствах.

Уточнить нюансы заключения трехсторонних соглашений по переуступкеили переводу долга вы можете на консультации у наших юристов. Мы подготовимзаключение о правомерности действий, поможем составить документы, разъяснимнормы закона.

Кому выгодно соглашение о переуступке долга

Для должника изменение кредиторапрактически не меняет порядок погашения долга или исполнения обязательств. Вуведомлении и иных документах о совершенной сделке будет указан новый счет дляплатежей, банковские реквизиты, контактные данные для переписки. Изменить ранеезаполненные платежки или товарные накладные на поставку товара несложно,поэтому интересы должника не будут нарушены.

Для первоначального кредитора цессиядает следующие преимущества:

  • можнобыстро получить причитающиеся деньги, а разница в суммах перекроется оборотом средстви товаров;
  • непридется предъявлять претензии, обращаться в суд с исковым заявлением,добиваться принудительного взыскания через ФССП;
  • можносэкономить на банковских процентах, если сумма задолженности планировалась дляпогашения кредита.

Единственным минусом переуступки дляцедента является потеря части денег. Однако досрочно получив исполнение пообязательству, пусть и не в полном объеме, можно направить средства на закупкутоваров или иные текущие цели. При грамотном подходе это позволит возместитьвсе расходы на возмездный характер сделки цессии.

Для цессионария получение праватребования долга также может оказаться выгодным:

  • еслипередаваемое обязательство надлежащим образом подтверждено, можно получитьсущественную прибыль за счет разницы (дисконта);
  • еслидолжником является фирма, имеющая длительную историю и положительную репутацию,риск невозврата будет минимален;
  • еслиправо требование было обеспечено залогом, цессионарий всегда сможет обратитьвзыскание на такое имущество.

Основанием для переуступки прав будет только обоюдное согласие первоначального кредитора и цессионария. Заставить заключить такое соглашение или иным способом понудить к сделке невозможно. Поэтому можно заранее просчитать все выгоды и минусы цессии, проверить платежеспособность и благонадежность должника, после чего принять взвешенное решение.

Узнайте больше  Реорганизация в форме выделения: все по шагам

Если вам необходима помощь юриста при оформлении договора и согласовании условий сделки, вы можете позвонить по телефонам, указанным на сайте, либо заполнить форму обратной связи (она внизу статьи). Также вы можете задать вопрос и получить помощь автора этой статьи и всех остальных материалов на сайте. Для этого перейдите по ссылке в виджете .

Образец договора о переуступке долга между юридическими лицами

К статье прикреплен образец договора опереуступке долга, который вы можете скачать и заполнить самостоятельно. Документдостаточно сложный, поэтому могут возникнуть объективные трудности приоформлении. Если потребуется помощь, звоните нашим юристам, либо оставляйтевопросы в форме обратной связи.

Ответственность и последствия

Закон не запрещает применение принципабезвозмездности в сделке цессии. При заключении договора только междугражданами это можно использовать без каких-либо последствий.

Однако дляюридических лиц возможность совершения безвозмездных сделок практически исключена.Если такой факт выявит ИФНС, в отношении сторон будет назначена внеочереднаяили плановая проверка.

Это может закончиться крупными штрафами и инойответственностью за умышленное занижение прибыли, неуплату налогов.

Также могут наступать следующиепоследствия:

  • если передаваемое обязательство изначально было недействительно, с цедента можно взыскать все убытки, упущенную выгоду;
  • если в первоначальном документе был указан запрет на переуступку, либо требовалось обязательное согласие должника, нарушение этих правил повлечет аннулирование сделки с возвратом всех полученных средств;
  • если по сделке цессии участники получают прибыль, они обязаны платить налоги (в соответствии с выбранной схемой налогообложения).

Ответственность должника за нарушение обязательств не изменится. С него можно взыскать не только основную сумму долга, но и неустойку, пени, штрафы.

Точный размер санкций будет указан в первоначальном договоре, либо в трехстороннем соглашении. Привлечь должника  к ответственности сможет цессионарий, получивший право требования по цессии.

О том, как проходит взыскание неустойки по договорам, читайте в нашем материале по ссылке.

Заключение

Юридические лица могут заключать договорцессии, предметом которого будет переуступка права требования к должнику.

Законобязывает уведомлять обязанное лицо о совершение сделки, а его согласиетребуется только в случае, если это указано в первоначальном соглашении.

Уступка долга между юридическими лицами носит возмездный характер, т.е. цедентполучить только часть сумму от основного обязательства.

Если у вас остались вопросы, связанные спереуступкой долгов, вы можете обратиться за помощью к нашим юристам. Предварительнаяконсультация будет бесплатной, а стоимость иных услуг вы согласуете соспециалистом самостоятельно. Звоните по телефонам, указанным на сайте, либозаполните форму обратной связи. Мы поможем даже в самой сложной ситуации!

Источник: https://vseposhagam.ru/pereustupka-dolga-mezhdu-juridicheskimi-licami/

Вс разъяснил, когда возможна уступка требований к банкроту после его ликвидации

Возможна ли уступка прав требования ликвидируемой организации

Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-12135 по делу о предъявлении требований должнику-банкроту, переданных по уступке уже после его ликвидации.

Обстоятельства дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» заключило шесть договоров об открытии кредитной линии с ООО «ДжиТиЭм-Груп», во исполнение которых банк перечислил заемщику 167 млн рублей. Общество так и не вернуло банку полученный кредит.

В марте 2013 г. в отношении заемщика была возбуждена процедура банкротства. Через несколько месяцев суд признал компанию банкротом и ввел в ее отношении упрощенное конкурсное производство.

Требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества. Спустя несколько лет банк уступил требование к должнику Рашиду Мишу.

На дату заключения договора уступки общая сумма требований банка к должнику превысила 154 млн рублей.

В июле 2018 г. завершилось конкурсное производство в отношении «ДжиТиЭм-Груп», в следующем месяце сведения о компании были исключены из ЕГРЮЛ. В сентябре того же года Рашид Миш передал по 1/2 требований к должнику Рустаму Мешвезу и индивидуальному предпринимателю Андрею Титову. В октябре 2018 г.

они обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на них в деле о банкротстве ООО «ДжиТиЭм-Груп».

В обоснование своих требований заявители сослались на то, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Арбитражный суд прекратил производство по заявлениям граждан. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции. Суды сочли, что все заявления и ходатайства в рамках банкротного дела рассматриваются до ликвидации должника.

С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника прекращаются производства по всем заявлениям и ходатайствам.

Кроме того, они отметили, что переход права от Рашида Миша в пользу заявителей не мог состояться, следовательно, договор уступки требований от 21 сентября 2018 г. ничтожен.

Выводы Суда

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Рустам Мешвез и Андрей Титов ссылались на неверное применение нижестоящими инстанциями норм права о процессуальной замене кредиторов в деле о банкротстве должника. Заявители полагали, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их прав на судебную защиту своих интересов, предоставленных кредиторам по завершении конкурсного производства.

Изучив обстоятельства дела № А32-14909/2013, Верховный Суд РФ напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 149 Закона о банкротстве конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу, ликвидация юрлица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

«Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, коим являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно.

Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п.

48 Постановления Пленума ВС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29).

Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц», – отмечено в определении Суда.

https://www.youtube.com/watch?v=MYFjZJxErA8

Как пояснил Верховный Суд, в таком случае кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с конкурсного управляющего должника.

«Указанные права могут быть реализованы только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве.

Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст.

419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве.

Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенными: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником», – пояснил Суд.

Высшая судебная инстанция также напомнила, что кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части (п. 1 ст. 382, 384 ГК РФ).

Поэтому при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в своем акте. Следовательно, п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п.

48 Постановления Пленума № 29 в данном случае неприменимы. Ведь правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц, в частности контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника.

Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации своих имущественных прав.

Таким образом, ВС заключил, что нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям Рустама Мешвеза и Андрея Титова лишь на том основании, что должник был ликвидирован. Верховный Суд также признал несостоятельным и вывод о ничтожности договора уступки требований от 21 сентября 2018 г.

Как указал Суд, заявления новых владельцев требований к ликвидированному должнику по существу не рассматривались, обстоятельства уступленных требований (в том числе размер) не устанавливались судами, доводы и доказательства заявителей не проверялись.

В связи с этим Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал обоснованными выводы Верховного Суда. «Позиция относительно возможности процессуального правопреемства после завершения процедуры банкротства не является новой. Так, в августе 2019 г.

Верховный Суд РФ рассмотрел аналогичный спор только в отношении должника в лице физлица (Определение ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032).

В указанном деле кредитор обратился в дело о банкротстве с заявлением о процессуальном правопреемстве уже после освобождения гражданина от исполнения требований кредиторов, и Суд признал это возможным, указав на особый статус конкурсного кредитора и наличие у него прав, реализация которых возможна после завершения процедуры банкротства», – пояснил он.

Гражданин-банкрот может потерять освобождение от долгов и после завершения реализации его имуществаВерховный Суд пояснил, что завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден

По словам эксперта, в связи с этим позиция, изложенная в определении, не является неожиданной.

«Действительно, Закон о банкротстве предоставляет конкурсным кредиторам должника (как юрлица, так и гражданина) обширный перечень прав, которые возможно реализовать после завершения всех применяемых в деле о банкротстве процедур (например, распределить обнаруженное имущество должника, взыскать убытки с управляющего, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и др.)», – отметил Антон Макейчук.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Роман Прокофьев также согласился с выводами Суда. «Во-первых, комментируемое определение является логическим продолжением вынесенного ранее Определения от 5 августа 2019 г.

№ 308-ЭС17-21032 (2,3), в котором вопрос о включении нового кредитора по уступке требования был решен аналогичным образом с разницей лишь в том, что суд рассматривал дело о банкротстве физического лица.

Во-вторых, как представляется, уступка права требования к уже ликвидированному в конкурсном производстве должнику является достаточно неординарным действием, следовательно, рассмотрение обстоятельств заключения подобных соглашений на предмет злоупотреблений со стороны кредиторов должно происходить под контролем арбитражного суда», – отметил он.

В-третьих, по словам Романа Прокофьева, позиция ВС РФ еще раз подтверждает правильность исправленной в Законе о банкротстве неточности. «Ранее в ст.

10 этого Закона говорилось о субсидиарной ответственности в том числе должника, что являлось необоснованным и могло провоцировать суды на совершение ошибки, которая в рассматриваемом деле была допущена нижестоящими судами.

Дело в том, что субсидиарная ответственность распространяется не на должника, а на лиц, его контролировавших, причинивших вред кредиторам. В действующей редакции глава III.2 Закона о банкротстве не содержит указаний на ответственность самого должника», – резюмировал юрист.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что рассмотренный ВС РФ спор вряд ли можно назвать распространенным, но выводы Суда интересны.

«Верховный Суд прямо указал, что процессуальные права кредитора могут существовать и тогда, когда материально-правовое требование к должнику прекратилось.

В чем-то этот вывод уже следовал из закона, позволяющего предъявлять требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц и после окончания процедур банкротства.

Однако в данном судебном акте особенно рельефно разделены права, возникшие из материального требования, и специальные полномочия кредиторов при банкротстве. Несмотря на то что уступка первых явно фиктивна (требование к ликвидированному лицу заведомо не имеет ценности), договор цессии все равно действует в части передачи прав, связанных со статусом кредитора в деле о банкротстве», – пояснил он.

По словам эксперта, в подобной ситуации у Экономколлегии ВС имелось два варианта решения. «Первый избран ею – допустить замену конкурсного кредитора в рамках завершенного дела о банкротстве, второй – отказать в замене в рамках этого дела, но указать на право предъявления отдельного иска. Исходя из ст. 61.

19 Закона о банкротстве, кажется более правильным второй вариант, поскольку требования кредиторов, не заявленные до завершения конкурсного производства, рассматриваются вне рамок дела о банкротстве.

В данном случае коллегия ВС РФ указала на необходимость установления правопреемства именно в деле о банкротстве, понимая, что после этого притязания правопреемника кредитора могут быть рассмотрены лишь в другом деле.

Вероятно, такой подход связан с не раскрытыми в мотивировочной части определения представлениями об особом статусе конкурсного кредитора (отличном от статуса кредитора), приобрести который можно лишь в рамках дела о банкротстве», – подытожил Илья Лясковский.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-kogda-vozmozhna-ustupka-trebovaniy-k-bankrotu-posle-ego-likvidatsii/

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий