Верность квалификации деяний

Квалификация преступления и объективная истина

Верность квалификации деяний

квалификация преступление наказание суд

Деятельность суда и следственно-прокурорских органов при решении дела по преступлению, прежде всего, направлена на установление объективной истины, ибо без этого не возможно осуществить цели правосудия. Устанавливается ли при квалификации преступления объективная истина?

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо определить, что понимается под истиной и квалификацией. «Истина – это соответствие наших представлений, наших восприятий с предметной природой воспринимаемых вещей». Наумов А. В., Новиченко А.С. «Законы логики при квалификации преступлений». М.

, 1978г. стр. 65. Квалификация преступления – это установление точного и полного соответствия признаков фактически совершенного общественно опасного деяния признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом, и его юридическое закрепление в соответствующих процессуальных актах.

В процессе квалификации осуществляется работа по соотнесению уже имеющихся фактов с составом преступления. Исходя из вышесказанного, можно предположить, что при предоставлении неточных или элементарно неполных сведений, данных о совершенном противоправном деянии, квалификация уже никак не может соответствовать объективной истине.

На основании всего сказанного можно вывести следующие варианты соотношения квалификации и объективной истины:

  • а) квалификация полностью соответствует объективной истине.
  • б) квалификация частично соответствует объективной истине.
  • в) квалификация вообще не соответствует объективной истине. Не трудно догадаться, что эти варианты возникают в следующих ситуациях:
  • а) если факты совершенного деяния раскрыты достаточно полно и точно.
  • б) если, в силу каких-либо обстоятельств (отсутствие свидетелей, малое количество вещественных доказательств и т. д.) факты раскрыты:

или среди имеющихся есть ложные (ошибочные) сведения,

  • в) если произошла фальсификация фактов:
    • – умышленная ( например, путем дачи взятки),
    • – не умышленная («неудачное» сложение обстоятельств).

Также при наличии точных данных о совершенном деянии, разные специалисты дают разные оценки, т.е. соответствие квалификации и объективной истины зависит также от субъективной оценки отдельных лиц, осуществляющих квалификацию, от относительной самостоятельности в выборе логических путей обоснования, от применения в процессе квалификации законов логики.

Квалификация преступления – это итог сложного процесса познания, успешность которого находится также в прямой зависимости от знания и соблюдения законов логики.

При квалификации преступления, как и в любой другой области мыслительной деятельности, используются самые различные логические правила, категории и приемы. Однако наиболее характерным для квалификации является использование логической категории умозаключения.

Значение логики в юриспруденции, в том числе для правильной квалификации преступления, не может вызывать сомнений.

Пожалуй, нет другой такой области общественной жизни, где нарушение законов логики, построение неправильных умозаключений, приведение ложных аргументов могли бы причинить столь существенный вред, как в области права.

Логичность рассуждений, строгое соблюдение законов правильного мышления при расследовании и разрешении каждого дела – элементарное и необходимое требование для каждого юриста.

Логика в судебном исследовании, как и в любой другой области познания, не может быть ничем заменена. Б.А. Куринов пишет: «…

Практика человека, миллиарды раз повторяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики». Данные, добытые путем применения логики, есть те «кирпичики», из которых строится человеческое сознание.

Каждый такой кирпичик не заменяет здания, но является для него необходимым элементом.

Из всего вышесказанного, можно подвести итоги: в полное содержание объективной истины по делам, связанным с преступлениями, устанавливаемой в ходе уголовного процесса, должны входить достоверное познание фактов, их правильная квалификация на основании логики и правильное определение меры наказания.

Правильная квалификация преступления имеет важное социально-политическое и правовое значение.

Точно квалифицировать преступление с позиций закона, оценить юридическую и, следовательно, общественно-политическую сущность преступления — значит, установить его соответствие той правовой норме, которая описывает в типовом виде подобное деяние. Правильно квалифицировать преступление — значит, неуклонно соблюдать все предписания уголовного закона.

С момента возбуждения уголовного дела и до вынесения приговора перед органами дознания, следствия и суда стоит задача наметить, уточнить и, наконец, точно определить квалификацию совершенного преступления.

Окончательная квалификация преступления закрепляется в приговоре суда и означает полное совпадение, тождество между юридическими характеристиками реального деяния и совокупностью юридических признаков, описанных в уголовно-правовой норме.

Квалификация должна быть обоснованной, т.е. опираться на установленные факты; точной, т.е. содержать ссылку не только на определенную статью УК, но и ту ее часть и на те пункты, в которой данное преступление описано с максимальной детализацией; наконец, полной, т.е.

содержать ссылку на все уголовно-правовые нормы, в которых предусмотрены совершенные преступления.

При квалификации преступлений необходимо всегда опираться на действующее уголовное законодательство, придерживаясь следующих принципов:

содеянное должно быть непосредственно предусмотрено статьей Особенной части УК, т.е. содержать состав преступления;

преступление квалифицируется по закону, действующему в момент совершения преступления;

квалификация преступления основывается на нормах Особенной и Общей части уголовного законодательства, а также на других нормативных актах при наличии норм с бланкетными диспозициями;

квалификация преступления должна быть основана на точном установлении фактических обстоятельств дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Правильная квалификация преступлений:

  • 1) обеспечивает соблюдение законности;
  • 2) выражает социально-политическую и юридическую оценку совершенного деяния;
  • 3) гарантирует права и законные интересы виновного, способствуя индивидуализации уголовной ответственности и наказания, а также вытекающие из этого правоограничения точно в соответствии с законом;
  • 4) обеспечивает законное и обоснованное применение институтов Общей части уголовного законодательства;
  • 5) обусловливает порядок расследования, предусмотренный уголовно-процессуальным законом;
  • 6) позволяет правильно охарактеризовать состояние, структуру и динамику преступности и выработать наиболее эффективные меры борьбы с ней, в том числе посредством совершенствования уголовного законодательства

Таким образом, квалификация представляет довольно сложный юридический и психологический процесс, направленный на решение определенной задачи — установление в конкретном факте социальной действительности, в установлении в поведении того или иного лица признаков состава преступления, описанного в статье УК.

Page 3

Перейти к загрузке файла
  • 1) Конституция Российской Федерации (принята на всенародном ании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета, 25декабря 1993 г. №237, ч. 3 ст. 49.
  • 2) Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ (УК РФ) (с изменениями, внесенными Постановлением Конституционного суда РФ от 27.05.2008 года №8-п).
  • 3) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 4 (в редакции от 21 декабря 1993 г.) «О судебной практике по делам об изнасиловании»// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993, ч. 3 п. 6.
  • 4) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. №40 «О практике назначения судами уголовного наказания»// ВВС РФ 1999 г. №7. с. 13.
  • 5) Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 года (по уголовным делам) (утв. постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 3 и 24 декабря 2003 г.). СПС ГАРАНТ.

Источник: https://studwood.ru/1221028/pravo/kvalifikatsiya_prestupleniya_obektivnaya_istina

Читать онлайн Настольная книга судьи по квалификации преступлений: практическое пособие страница 41. Большая и бесплатная библиотека

Верность квалификации деяний

Наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду (например, смерти, не входящей в намерения лица, стремящегося причинить лишь телесные повреждения), исключает ответственность за его умышленное причинение.

Если при этом причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия наступает ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия. При этом возможны два варианта квалификации.

Деяние квалифицируется по одной уголовно-правовой норме, если она, устанавливая ответственность за умышленное причинение одних последствий, предусматривает неосторожное причинение более тяжких последствий в качестве квалифицирующего признака (ч. 2 ст. 167, ч. 4 ст. 111 УК).

Если же подобная норма в законе отсутствует, а также в случае реальной совокупности преступлений (например, пытаясь причинить тяжкий вред здоровью одного человека, виновный по неосторожности причиняет смерть и другому лицу), деяние должно квалифицироваться по статьям УК об умышленном причинении (или покушении на причинение) намеченного последствия (ч. 1 ст. 111 УК) и о неосторожном причинении фактически наступившего более тяжкого последствия (ст. 109 УК).

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание лицом причинно-следственной зависимости между его деянием и общественно опасными последствиями. Умысел предполагает осознание не всех деталей, а лишь общих закономерностей развития причинной связи.

Ошибка в развитии причинной связи не влияет на форму вины и на квалификацию преступления, если наступил тот самый преступный результат, который охватывался намерением виновного. Так, С. была осуждена за убийство своего мужа при следующих обстоятельствах. Во время очередного скандала, учиненного пьяным мужем, С. дважды ударила последнего обухом топора в лоб и убила его.

Полагая, что он не убит, С. повесила его. В этом случае С. ошиблась в развитии причинной связи: она полагала, что смерть мужа наступила от удавления, а на самом деле ее причиной были нанесенные в лоб удары обухом топора. Однако, поскольку смерть наступила именно в результате действий виновной, направленных на причинение этого последствия, деяние С.

было обоснованно квалифицировано как умышленное убийство.

Иногда ошибка в развитии причинной связи исключает умысел, но обосновывает ответственность за неосторожное причинение общественно опасных последствий, если субъект должен был и мог предвидеть истинное течение причинно-следственного процесса. Например, неопытный водитель резко тормозит при повороте дороги, покрытой щебенкой, в результате чего автомобиль при заносе переворачивается и пассажиры получают телесные повреждения различной тяжести.

В других случаях ошибка в развитии причинной связи влечет за собой изменение квалификации преступления. Это характерно для тех случаев, когда общественно опасное последствие, охватываемое умыслом виновного, наступает в результате не тех действий, которыми предполагалось причинить это последствие, а иных.

У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два удара ножом в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым. Но, как оказалось, Ю.

был только тяжело ранен и погиб лишь при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смерти Ю. породила совокупность двух преступлений против личности: покушение на убийство с целью скрыть другое преступление (ч. 3 ст. 30 и п. “к” ч. 2 ст. 105 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК).

Квалифицировать это деяние только как убийство с целью скрыть другое преступление неточно, поскольку смерть в результате направленных на это действий не наступила.

Наступление же смерти в результате не ножевых ранений, а других действий виновных должно было и могло осознаваться ими, поэтому его следует квалифицировать самостоятельно, как причинение смерти по неосторожности.

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих ответственность, может быть двух видов.

Во-первых, субъект преступления исходит из ошибочного предположения о наличии отягчающего обстоятельства, когда оно фактически отсутствует.

Во-вторых, лицо ошибочно полагает, что совершает деяние без квалифицирующих признаков, тогда как фактически имеют место отягчающие обстоятельства, не охватываемые сознанием виновного.

При первой разновидности ошибки определяющим является отражение в сознании действующего лица отягчающего обстоятельства, а не его фактическое наличие или отсутствие. Поэтому деяние должно квалифицироваться в соответствии с содержанием и направленностью умысла.

Однако оно не может квалифицироваться как оконченное, поскольку фактически совершенное преступление не обладает тем квалифицирующим признаком, который повышает опасность деяния. Например, Ш., желая, чтобы Л., с которым она находилась в интимной связи, ушел от жены, однажды заявила ему, что беременна.

Опасаясь неприятностей дома и на работе, Л. решил совершить убийство. С этой целью он пригласил Ш. за ягодами в лес и там убил. Вскрытие трупа показало, что потерпевшая не была беременной. По мнению С. В. Бородина, такое преступление следует квалифицировать как оконченное убийство заведомо беременной женщины.

Но есть и другие мнения по этому вопросу. Так, Т. В. Кондрашова считает, что убийство женщины, которую виновный ошибочно считал беременной, “следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ, толкуя фактическую ошибку в признаках потерпевшей в пользу виновного”. Такого же мнения придерживается и Л. А. Андреева.

Обе приведенные точки зрения представляются сомнительными.

Думается, что подобное преступление должно квалифицироваться как покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Такая оценка деяния учитывает, с одной стороны, направленность умысла на убийство при отягчающем обстоятельстве, а с другой стороны, то, что фактически не пострадал специфический непосредственный объект преступления (жизнь именно беременной женщины).

При квалификации преступлений, совершенных с ошибочным предположением о наличии квалифицирующих обстоятельств, которые фактически отсутствуют, допускается юридическая фикция: фактически оконченное преступление квалифицируется как покушение.

Эта фикция оправдана тем, что хотя общественно опасное последствие и наступило, но все же в реальной действительности оно не сопровождалось тем квалифицирующим обстоятельством, которое охватывалось сознанием виновного и которое в соответствии с направленностью умысла обосновывает усиление ответственности.

Вторая разновидность ошибки относительно обстоятельств, отягчающих ответственность, связана с тем, что лицо исходит из ошибочного предположения, будто деяние совершается без обстоятельства, повышающего общественную опасность, иначе говоря, такое обстоятельство существует фактически, но не охватывается сознанием виновного. Поскольку в подобных случаях для вменения квалифицированного вида преступления нет субъективных оснований, деяние должно оцениваться как совершенное без отягчающих обстоятельств. Так, по делу С., осужденного за изнасилование несовершеннолетней, Пленум Верховного Суда СССР указал: “В соответствии с ч. 3 ст. 117 УССР для признания установленным этого квалифицирующего признака преступления необходимо, чтобы виновный знал или допускал, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней, либо мог и должен был это предвидеть.

Из дела видно, что С. было известно, что А. была замужем и недавно прервала беременность. Это обстоятельство подтверждается показаниями потерпевшей на предварительном следствии и в суде. Из дела усматривается также, что внешний вид потерпевшей, ее поведение и другие обстоятельства не свидетельствуют о ее несовершеннолетии”.

Фактическую ошибку следует отличать от случаев так называемого отклонения действия, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется другому лицу, а не тому, на кого направлено посягательство.

Источник: https://dom-knig.com/read_240362-41

Читать – Оглавление – Книга

Верность квалификации деяний

Предлагаемая читателю работа посвящена проблемам квалификации преступлений по субъективным признакам, то есть по признакам, характеризующим субъективную сторону и субъекта преступления. Основному содержанию работы предпослана глава, содержащая наиболее общие сведения по теории квалификации преступлений.

Глава I. Основы общей теории квалификации преступлений

§ 1. Понятие, виды и значение квалификации преступлений

В проблеме уголовно-правовой оценки содеянного имеется немало аспектов, рассматриваемых в теории уголовного права неоднозначно. В определенной мере это касается и самого понятия квалификации.

Слово «квалификация» происходит от латинских слов qualis (качество) и facere (делать). Следовательно, смысл этого составного слова сводится к установлению качественной характеристики определяемого объекта.

Таким объектом в уголовном праве является совершенное лицом деяние, обладающее всеми или несколькими признаками деяния, описанного в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса. Для правильного применения уголовного закона этому деянию необходимо дать уголовно-правовую оценку, то есть решить вопрос о наличии в нем состава определенного преступления. Как пишет Л. Д.

Гаухман, «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2) квалификации преступного, то есть квалификации преступления»[5].

Представляется, что оба указанных компонента охватываются понятием квалификации, но лишь в смысле уголовно-правовой оценки содеянного. Эта оценка может завершиться выводом о том, что содеянное не подпадает ни под одну из статей уголовного закона, следовательно, не является преступлением.

Вывод может быть и другим: содеянное формально подпадает под ту или иную норму Особенной части УК, но не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК) либо в связи с наличием обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 37–42 УК).

Оценочный вывод может заключаться в том, что в деянии содержится состав приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести, которое в силу ч. 2 ст. 30 УК не влечет уголовной ответственности.

Наконец, оценка может сводиться к тому, что содеянное представляет собой покушение на преступление, за которое лицо не подлежит уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от доведения начатого преступления до конца (ст. 31 УК).

В каждой из описанных ситуаций содеянное было подвергнуто уголовно-правовой оценке, то есть квалифицировано или как непреступное в принципе, или как деяние, за которое лицо не подлежит уголовной ответственности. Думается, нет никакого противоречия между мнением Л. Д.

Гаухмана, полагающего, что оценка содеянного в плане отграничения преступного от непреступного наряду с квалификацией преступления является равноправным компонентом уголовно-правовой оценки содеянного, и утверждением, что уголовно-правовая оценка всякого деяния есть его квалификация. Поэтому вполне правомерно говорить о квалификации в широком смысле, то есть как об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера, и о квалификации в узком смысле, о квалификации именно преступлений.

Под квалификацией преступлений следует понимать определение его юридической сущности, то есть его оценку с точки зрения закона, иначе говоря «соотносимое с уголовным законом суждение об определенных фактах объективной действительности»[6]. По определению А. А.

Гериензона, «квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[7].

Это понимание разделяется практически всеми криминалистами, однако оно не дает полной характеристики рассматриваемого понятия.

Академик В. Н. Кудрявцев считает возможным «определить квалификацию преступления как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»[8].

Из этого определения следует важный вывод: «понятие квалификации имеет два значения: 1) процесс установления признаков того или иного преступления в действиях лица и вместе с тем 2) результат этой деятельности судебных и прокурорских органов — официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме»[9].

Большинство ученых, давая определение квалификации, видят ее сущность в установлении соответствия (чаще подчеркивая точность этого соответствия) между реальным деянием и его законодательной моделью. Иногда результат сопоставления сравниваемых объектов характеризуют как подобие одного другому[10].

Думается, что ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по перечню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характеристики, которая необходима для квалификации преступления.

Более точно характер совпадения двух групп признаков передается терминами «совпадение»[11], «идентичность»[12] либо «тождество»[13]. Последний термин считают наиболее соответствующим логическому значению данной категории А. В. Наумов и А. С.

Новиченко, которые определяют квалификацию как «констатацию тождества квалифицируемого общественно опасного деяния и признаков уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за это деяние»[14].

Поэтому квалификацию преступления точнее определить как установление и фиксацию в процессуальной форметождества юридически значимых признаков реального преступления признакам состава преступления этого вида, закрепленным в норме Уголовного кодекса.

При уяснении понятия квалификации заслуживает внимания вопрос о том, что именно следует понимать под признаками состава преступления, закрепленными в норме УК.

Во-первых, нельзя норму УК отождествлять со статьей Особенной части Уголовного кодекса, где во избежание ненужных повторений часто не указываются даже обязательные признаки состава данного преступления (возраст, с которого за это преступление возможна уголовная ответственность; вменяемость; вид и содержание умысла, вид и содержание неосторожности).

Во-вторых, именно в Общей части УК сформулированы общие признаки составов любых преступлений, прерванных на стадиях приготовления или покушения (ч. 1 и 3 ст. 30), а также совершенных в соучастии (ч. 3–5 ст. 33).

Поэтому «при квалификации содеянного должны быть точно указаны статьи как Общей, так и Особенной частей УК, в которых так или иначе сформулированы признаки установленного состава преступления»[15]. Например, по делу С.

суд возвратил дело на дополнительное расследование на том основании, что при квалификации преступного деяния органы следствия не указали соответствующие части ст. 30 УК[16].

В-третьих, при квалификации преступления участвуют все без исключения признаки состава преступления независимо от того, выступают ли они обязательными, квалифицирующими или смягчающими либо отягчающими наказание[17].

вернуться

Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М, 2001. С. 10.

вернуться

Левицкий Г. А. Квалификация преступлений. М, 1981. С. 4.

вернуться

Герцензон А. А. Квалификация преступлений. М., 1947. С. 3.

вернуться

Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 5.

вернуться

См.: Куриное Б. А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 11.

вернуться

См.: Сабитов Р. А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний. М… 2003. С. 9.

вернуться

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 1999. С. 188.

вернуться

См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Р. Р. Галиакбарова. Саратов, 1997. С. 137 (автор— Ю. И. Бытко), а также: Куриное Б. А. Указ. раб. С. 37; Гаухман Л. Д. Указ. раб. С. 21; Тарарухин С. А. Теория и практика квалификации преступлений. Киев, 1978. С. 28 (три названных последними автора неосновательно употребляют термины «тождество» и «подобие» как синонимы).

вернуться

Наумов А. В., Новиченко А. С. Законы логики при квалификации преступлений. М… 1978. С. 30.

вернуться

Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Kvpc лекций. М… 1999. С. 153.

вернуться

См.: ВВС РФ. 1999. № 10. С. 9.

вернуться

Об этом подробнее см. в § 3.

Источник: https://litlife.club/books/265994/read?page=2

Критерии истины и квалификация преступлений

Верность квалификации деяний

Вряд ли мы погрешим против истины, если скажем, что проблемы истины и ее критериев в отечественной юриспруденции обсуждаются исследователями всех отраслей права.

Пожалуй, наиболее обстоятельно эти вопросы обсуждается представителями процессуального права, как уголовного, так и гражданского в рамках теории доказательств[1].

Проблема объективной истины, истинности правовой оценки содеянного на основе материального права, безусловно, занимает важное и значимое место в теории квалификации преступлений, как части теории Уголовного права.

То, насколько правильно мы применили уголовный закон при оценке содеянного, является один из решающих моментов при оценке законности и обоснованности приговора при оценке его с точки зрения законности и обоснованности.

  Так же часто в преподавательской практике приходиться сталкиваться с тем, что студенты находятся в растерянности, насколько правильно они квалифицировали действия виновных, которые им приводятся в «задачниках».

 Вот почему вопрос о критериях истинности при оценке верности произведенной квалификации преступления должен занимать внимание исследователей – теоретиков отечественного уголовного права.

В работе А. В. Наумов и А. С. Новиченко «Законы логики при квалификации преступлений» выделяли два вида критерия истинности квалификации преступлений: Объективны и субъективный.

Как субъективный критерий они определяли внутренне убеждение судей в истинности квалификации преступлений Данный критерий подвергался им критике: «позиция, согласно которой критерием юридической истины является внутреннее убеждение, противоречит марксистско-ленинской теории познания»[1].

          Однако анализ современных теоретических и методичсеких работ по квалификации престпления показывает, что авторы не уделяют данному вопросу достаточно внимания. Многие авторы либо вообще игнорируют данный вопрос, либо не дают четких и внятных ответов на то, каковы же критерии истинности при квалификации преступлений[2].

          Однако и те авторы, которые уделили внимание вопросам оценки истинности квалификации преступлений,  Так, в ставшей уже классической работе В.Н.

Кудрявцева «Общая теория квалификации преступлений» содержится параграф «Квалификация и объективная истина».

Однако четки критериев, позволяющих читателю представить себе достаточно ясно, истинна или ложна квалификация, автор к сожалению, не привел.

Сразу необходимо отметить, что вопрос о критерии истинности правовой оценки содеянного общественно-опасного деяния, и, если брать шире, человеческих поступков вообще, безусловно, относиться к вопросам философии права. Его необходимо разрешить с общетеоретических позиций, позиций философии вообще. Поэтому для уяснения содержания понятий «истина», «критерии истины» необходимо обратиться хотя –бы философских словарей.

          «Критерии иститны – мерило для оценки чего – либо, средство проверки истинности или ложности того или иного утверждения, гипотезы, теоретическго построения и т.п. К.и. являться общественная практика».

«Истина – верное, правильное отражение действительности в мысли, проверяемое в конеченом счете при помощи критериев практики. Характеристика истинности относиться именно к мыслям…». Указанное понимание выработано в рамках так называемой «корреспондентской» или «классической концепции истины».

Ее основные положения сформулированы Аристотелем, главное из них сводится к формуле истина есть соответствие вещи и интеллекта (лат. veritas est adaequatio rei et intellectus). Понимание истины как соответствия знаний и вещей было свойственно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию.

Классическая концепция истины признавалась Фомой Аквинским, Г.Гегелем. Данное положение есть один из постулатов диалектического материализма, философского учения, над которым активно работали К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин. Одним из положений диалектического материализма является  утверждение, что критерием истины являеться практика.

Кроме указанно теории (концепции истины) можно выделит следующие:

§       Авторитарная концепция: истина — это убеждение и/или доверие авторитету (средневековая философия, богословие)

§       Теория истины как очевидности: истина — это «ясное и отчетливое представление» (Р.Декарт, Ф.Брентано, Э.Гуссерль)

§       Теория истины как опытной подтверждаемости. (Дж.Локк, М.Шлик)

§       Семантическая теория истины: поскольку высказывание о высказывании порождает семантические парадоксы, вводится запрет на определение понятия истины в теории, использующей данное понятие; требуется построение метатеории, задающей условия понимания истины для исходной теории (А.Тарский)

§       Конвенциональная теория: истина — это результат соглашения (А.Пуанкаре, Т.Кун)

§       Когерентная теория: истина — это характеристика непротиворечивого сообщения, свойство согласованности знаний (Р. Авенариус, Э.Мах)

§         Прагматическая теория: истина — это полезность знания, его эффективность, то есть истинным является сообщение, позволяющее достичь успеха (Ч.С.Пирс)

Однако, по вполне понятным причинам, основополагающей в нашей стране стала именно корреспондентская теория истины. Её положения, можно сказать,  вошли «в плоть и кровь» многих юристов, особенно тех, кто получил образование в советский период времени. В рамках же указанной теории в качестве критерия истинности выступает практика – т.е., целенаправленная человеческая деятельность.

Однако, зададим вполне резонны вопрос, – а до какой степени положения классической теории истины применимы  при оценке истинности произведенной квалификации преступлений? Возможно ли выдвигать в качестве критерия истинности квалификации преступлений. Думаеться, что нет. Само слово «квалификация» в праве в первую очередь означает оценку содеянного.

В нашем случае оценку, основаннную на уголовном законе. Сама по себе уголовно-правовая квалификация, или если угодно, квалификация преступлений есть всего лишь одна из многочисленных разновидностей оценочной деятельности, которую осуществляет человечество на протяжении всей истории своего существования.

Квалифицировать значит отнести какое –либо явление к той или иной их группе, выделить некие общие их свойства.

Квалификации преступлений выделилась из оценки человеческих поступков на добрые и злые. Как разъясняет словарь по этике «Добро – одно из общих и важнейших категорий морального сознания этики.

В этом понятии люди выражают свои наиболее общие интересы, устремления, пожелания и надежды на будущее, которые выступают в виде абстрактной моральной идеи о том, что должно быть и заслуживать одобрения».

  Квалификация преступлений основывается не на объективных законах природы, существующих вне зависимости от человеческого сознания, а на представлении законодателя о преступности или непреступности поведения человека, которое, в свою очередь, есть частный случай  деления окружающих нас явлений на «добрые» и «злые». Т.е. квалификация преступления не может быть верифицируема по критерию практической деятельности. Правильная квалификация – эта та, которая наиболее точно отвечает воле законодателя, выраженной в нормах уголовного закона.

Каковы же должны быть критерии истинности квалификации преступлений?

Представляеться, что любая квалификация  должна отвечать следующим условиям:

1. Полнота квалифкации

В произведенной квалификации должны быть учтены все юридичсеки значимые признаки совершенного общественно-опасного деяния. Не может быть верной квалификация, в которой пропущены какой-либо значимый признак.

2. Непротиворечивость

Во -первых, приоизведенная квалификация преступлений не должна противоречит содержанию уголовного закона.

Очевидно, что указанное требование непосредсьтвтенно вытекает из содержания принципа законности, закрепленного в самом Уголовном кодексе, однако вполне уместно включить его в содержание принципа непротиворечивости в силу внутреннего единства с иными составляющими рассматриваемого критерия.

Во-вторых, квалификация преступления не должна противоречить законам логики, например «закону исключения третьего», суть которого сводится к тому, что из двух высказываний — таких, что одно что-то отрицает, а другое что-то утверждает, – одно непременно истинно. Примером не соблюдения данного закона могут служить решения ВС РФ, которые, противоречии друг другу состояния сна относят и не относят к квалифицирующему признаку «беспомощное состояние».

Какие же мы можем сделать выводы?

1.    Необходимо дальнейшее исследование темы критериев истинности в рамках теории квалификации преступлений.

  1. Очевидно, что в учебном курсе «Квалификация преступлений» необходимо выделять раздел, посвященный критериям истинности квалификации преступлений.
  2. В настоящий момент можно предложить критерии истинности квалификации преступления критерии полноты и непротиворечивости.

[1] А. В. Наумов и А. С. Новиченко «Законы логики при квалификации преступлений».- М.: Юрид. лит., 1978.—С. 48

[1]См. например,  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Изд-во ЛГУ, 1971; Иванов О.В. Принцип объективной истины в советском гражданском процессе. М., 1973.

Каз Ц.М. Проблемы доказывания в суде первой инстанции (цели доказывания). Саратов, 1978; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978; Пьяное Н.А.

Принцип объективной истины в советском арбитражном процессе // Конституция СССР и вопросы развития правового регулирования социалистических отношений. Иркутск. 1980, Курс советского гражданского процессуального права. Т.1.М.. 1981; Треушников М.К.

Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982; Курс советскою уголовного процесса. Общая часть. М.. 1989

[2] См. напр.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972; Куриное К.А. Научные основы квалификации преступлений. М.. 1976; Наумов А.П., Ноаиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений М., 1978 и др.

Источник: https://losev-sg.livejournal.com/2814.html

Читать

Верность квалификации деяний
sh: 1: –format=html: not found

Рецензенты:

Н. Г. Иванов, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор;

А. В. Бриллиантов, доктор юридических наук, профессор.

Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора А. И. Рарога.

Глава 1 Понятие квалификации преступлений

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений

Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК, Кодекса), является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления предусмотренного этим Кодексом.

Возможность применения наказания к лицу, совершившему преступление, возникает, с правовой точки зрения, уже с момента совершения преступления. Именно тогда возникает уголовно-правовое отношение.

Однако для практического применения наказания необходимо официально констатировать и зафиксировать в уголовно-процессуальной форме наличие уголовно-правового отношения: установить юридический факт, породивший его возникновение; установить субъекта правоотношения; выяснить его содержание, т. е.

определить, какой уголовно-правовой нормой оно предусмотрено. Эти задачи выполняются органами дознания, следствия и судом, которые в процессуальных документах фиксируют выявленное уголовно-правовое отношение в определенной квалификации преступления.

Квалификация преступления является важнейшей, но не единственной составляющей применения нормы права.

Понятие «применение нормы права» охватывает; 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор (отыскание) соответствующей нормы; 3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы; 4) уяснение смысла и содержания нормы; 5) толкование нормы; 6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение[1].

Квалификация составляет только ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе единственной уголовно-правовой нормы, точно соответствующей признакам реально совершенного опасного деяния, и закреплении этого выбора в юридическом акте (приговоре, определении, постановлении).

Квалификация (от лат. qualis — качество, facere — делать) в русском языке означает характеристику предмета, явления, отнесение явления по его качественным признакам, свойствам к каким-либо группам, разрядам, классам.

Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, определить статью уголовного закона, предусматривающую наказание за данное преступление, «Квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[2].

Определение квалификации преступления как «установления и юридического закрепления точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой» является общепризнанным в уголовном праве[3].

Исходя из этого квалификацию преступлений, можно определить как логический процесс установления признаков состава преступления в общественно-опасном поведении лица и результат этого процесса, т. е.

закрепление в процессуальных документах следствия и суда указания на уголовный закон, подлежащий применению.

Говоря о квалификации преступлений, некоторые ученые утверждают, что между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления необходимо установление соответствия.

Другие авторы, говоря о квалификации преступлений, утверждают, что это вывод о подобии (тождестве) конкретного жизненного случая тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме закона[4].

В этом определении понятия «тождество» и «подобие» употреблены как синонимы. Представляется, прав А.И.

Рарог, что «ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по перечню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характеристики, которая необходима для квалификации преступлений. Более точно характер совпадения двух групп признаков передается терминами «идентичность либо тождество»[5].

В науке условного права в зависимости от разных критериев выделяют различные виды квалификации преступлений. Так, в зависимости от субъекта, производящего квалификацию, различают два вида квалификации преступлений: официальная (легальная) и неофициальная (доктринальная).

«Официальная (легальная) квалификация — это уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномоченными на это… государством: работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями.

Неофициальная (доктринальная) квалификация — это соответствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных пособий, студентами, изучающими те или иные уголовные дела и т. д.»[6].

Только официальная квалификация имеет юридическую силу и влечет конкретные юридические последствия. Доктринальная квалификация лишь выражает мнение ученых и других лиц по вопросам квалификации преступлений, она не имеет процессуального оформления и не влечет юридических последствий.

В литературе выделяется также полуофициальная квалификация, которая дается Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях по практике применения уголовного законодательства по определенным категориям дел[7].

Однако в разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда РФ, приводятся научно-практические рекомендации по применению закона ко всем случаям совершения преступлений подобного вида, но не о квалификации конкретного преступления[8].

В зависимости от результата, полученного при квалификации, ее можно подразделить на позитивную и негативную. Под позитивной понимается квалификация, в результате которой установлено, что деяние лица содержит состав преступления. Квалификация является негативной, если не установлено тождество фактических признаков совершенного деяния и признаков состава преступления[9].

Квалификация, понимаемая как оценка качества деяния, может завершиться выводом как о том, что содеянное подпадает под одну из статей уголовного закона, так и о том, что содеянное не является преступлением в силу различных обстоятельств: малозначительности (ч. 2 ст.

14 УК); в связи с наличием обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 37–42 УК). Вывод может состоять в том, что в содеянном содержатся признаки приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести, которые в силу ч. 2 ст.

30 УК не влекут уголовной ответственности, или же о том, что содеянное представляет собой покушение на преступление, от которого лицо добровольно отказалось и в связи с этим не подлежит уголовной ответственности (ст. 31 УК).

В связи с изложенным в литературе высказано мнение о том, что правомерно говорить о квалификации в широком смысле, т. е. об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера, и о квалификации в узком смысле, т. е. о квалификации деяния именно как преступления[10].

В зависимости от точности соотнесения признаков преступления и признаков состава преступления возможны два вида квалификации — правильная и неправильная. Правильная квалификация — такая, при которой признаки преступления, имеющие Значение для квалификации, полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.

Определение понятия квалификации, ранее приведенное и принадлежащее В.Н. Кудрявцеву, таким образом, является определением правильной квалификации. Неправильной же является такая, при которой признаки преступления, имеющие значение для квалификации, не полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой[11].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=267459&p=41

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий