Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?

Должен ли любительский театр соблюдать закон об авторском праве?

Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?

27.05.2013

Отвечает Валентин Красногоров, председатель Гильдии драматургов Санкт-Петербурга

В нашей стране существуют тысячи любительских, народных, студенческих, школьных, учебных и иных театров, студий и групп, и число их, к счастью, неуклонно растет.

Иногда эти коллективы формируются только для постановки одного спектакля, иногда они устойчиво процветают многие годы, участвуют в фестивалях, получают призы и награды. Любительские театры воспитывают в участниках и зрителях уважение и тягу к литературе, театру, искусству.

Во многих небольших городах и поселках они нередко являются единственными очагами театральной жизни, почему и, безусловно, заслуживают всяческой поддержки и поощрения.

При всем том любительский театр, как и всякий театр, должен соблюдать авторское право. Что эта простая истина не известна любительским кружкам и их руководителям – неудивительно. Весьма слабым понятием об авторском праве обладают и те, кто обязан его знать хотя бы по должности: директора домов культуры и клубов, организаторы фестивалей, работники Союза театральных деятелей и другие.

Это тоже неудивительно: в течение десятилетий у нас относились к интеллектуальной собственности, как к ничьей, и в ее присвоении не видят ничего зазорного. По этой причине любители почти никогда не сообщают драматургу о своем намерении поставить его пьесу (и тем более не спрашивают у него разрешение), не ставят его в известность о состоявшейся постановке, не сообщают об ее результатах.

Между тем, очевидно, что драматург имеет право знать, кем и как был поставлен спектакль, кто исполнял роли, имела ли пьеса успех и каковы отзывы на ее постановку или ее успехи на фестивалях. Все это содержится в афише, программке, фотографиях и рецензиях, которые никогда не посылаются автору.

Более того: подражая своим профессиональным собратьям, режиссеры-любители смело кромсают пьесу, сокращают ее или дополняют, меняют название, а порой и вовсе забывают упомянуть имя автора.

Любители (как и профессионалы) не ведают, что «при издании, публичном исполнении или ином использовании произведения воспрещается без согласия автора вносить какие бы то ни было изменения, как в само произведение, так и в его название и в обозначение имени автора» (ст.1266 Гражданского кодекса РФ).

Но, может быть, авторское право и запрещение ставить пьесы без разрешения автора распространяется только на профессиональные театры? Ничего подобного. В Постановлении Правительства РФ от 21 марта 1994 г. №218 говорится (п. 26), что “все пользователи произведений обязаны получить от авторов или их правопреемников разрешение на использование произведений”.

Если автор, узнав случайно о постановке, напоминает любительскому театру о своих правах, обычной реакцией (если та вообще имеет место, часто любители не отвечают) является крайнее удивление: о каком праве может идти речь, если они любители? Они ведь не получают зарплаты, занимаются театром лишь из любви к искусству. Кроме того, они существуют на одном энтузиазме, и претензии автора вызывают еще и возмущение: жадный автор хочет нажиться на бедных любителях.

Однако зарплата актеров или ее отсутствие никакого отношения к авторскому праву не имеют, бедность театров тоже к делу не относится: безденежность не оправдывает ведь кражу в магазине. Точно так же не оправдывает она и кражу интеллектуальной собственности.

Да еще неизвестно, кто беднее – участники самодеятельности или драматурги, большинство которых не могут обеспечить себя литературным трудом. И совсем непонятно, почему бедность служит оправданием искажения пьесы, изменения ее названия, и чем она препятствует установлению контакта с автором.

Электронное письмо денег не стоит.

Подчас любительские театры дают спектакли бесплатно и потому считают себя свободными от каких-либо обязательств по отношению к автору. Но и это – обычное заблуждение. В том же Постановлении № 218 дается разъяснение, п.20:

«… плательщиками авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений являются юридические и физические лица, осуществляющие или организующие публичное исполнение произведений: театры (в том числе театры-студии, любительские самодеятельные театры)… и далее в п.21:

«…авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений начисляется во всех случаях, как при платном, так и при бесплатном для зрителей (слушателей) входе».

Авторское право отнюдь не сводится к вопросу о деньгах. Напротив, обычно драматург не стремится извлечь материальную выгоду из любительской постановки его пьесы. Однако из этого вовсе не следует, что та может быть осуществлена без его спроса.

Она может быть для него приятна, но и по ряду причин может оказаться нежелательной. В любом случае каждое публичное исполнение произведения, платное или бесплатное, может быть совершено только с письменного разрешения автора.

А иногда права на пьесу принадлежат не снисходительному автору, а агенту, который полностью распоряжается ею в своих интересах (не творческих или сентиментальных, а чисто коммерческих).

В таком случае несанкционированная постановка может стоить ее авторам крупных неприятностей, и автор будет бессилен что-либо изменить, даже если он от всей души хочет помочь нарушившей закон студии.

Повторю: в отношениях с любителями драматургу важна, прежде всего, творческая составляющая. Он имеет право знать, кто и почему хочет играть его пьесу, кто будет ее зрителями, сколько их будет, как они отнесутся к его произведению, не будет ли пьеса искажена при постановке, как выглядит афиша спектакля и т.д.

Факты из собственного опыта. Только за прошедший 2012 год мои пьесы были сыграны примерно в 50 самодеятельных театрах и коллективах. Лишь совсем немногие из них (в основном зарубежные, где это считают само собой разумеющимся) спросили у автора разрешения на постановку.

Обычно же информацию о сыгранных спектаклях доносят случай и Интернет. Возможно, за это время в разных городах прошли еще какие-то несанкционированные исполнения, о которых я ничего не знаю.

Напротив, зарубежные любительские театры, например, в Австралии, США, Болгарии, Гонконге, Эстонии за редким исключением, не ставят мои пьесы без разрешения.

Ни с одной самодеятельной труппы, попросившей у меня разрешения, я никогда не требовал какого-либо вознаграждения и не собираюсь этого делать впредь. Но не хочется мириться с вольностями любителей.

Типичный пример. Некий самодеятельный театр в Ревде, Свердловской области, поставил недавно мою пьесу и, кажется, сделал это неплохо. Во всяком случае, получил поощрительные отзывы на одном из фестивалей. При этом режиссер не указала имя автора, изменила ее название и имена персонажей.

Разрешение на постановку не было получено, о спектакле, как и об участии в фестивале, автору не сообщили, фотографии и отзывы не предоставили. Может быть, режиссер не знала, что нарушает закон и подвергает себя риску судебного преследования? Однако она могла бы догадаться, что преступает и элементарные этические принципы, не входя в контакт с автором и распоряжаясь чужой пьесой.

Руководители фестиваля, как обычно, тоже не интересуются, получено разрешение автора или нет.

Драматурги понимают, что в основе нарушения гражданского и этического кодекса чаще всего не злая воля любителей, а заурядное правовое невежество, хотя незнание не освобождает от ответственности, и необходимо помочь это невежество преодолеть. РАО здесь может сыграть существенную роль.

Руководителям фестивалей любительских театров, их чаще всего организуют местные отделения СТД и учреждения культуры, хорошо бы предложить не принимать к участию коллективы без подтверждения ими своего права на постановки. Необходимо внести такой пункт в уставы фестивалей. Ведь по духу и букве закона именно их организаторы отвечают за соблюдение авторского права при публичном исполнении произведений.

А пока на всем протяжении России ежедневно и ежечасно идет массовое нарушение закона об авторском праве, и это вызывает беспокойство авторов.

Источник: https://rao.ru/news/270513/

Авторское право: как защитить свои и не нарушить чужие права при постановке спектакля

Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?

Авторское право (далее по тексту — АП) распространяется на произведения в сфере литературы, науки и искусства.

Процесс постановки спектакля начинается с выбора материала, будь то пьеса, литературный текст, либретто и т. п. С момента выбора вы начинаете использовать чужие результаты интеллектуального труда, а значит, необходимо разобраться, имеете ли вы на это право.

По общему правилу АП действуют всю жизнь автора плюс 70 лет. Итак, сначала находите годы жизни автора, выясняете, подпадают ли его права под исключения. В большинстве случаев Интернет позволяет оперативно найти такие ответы.

Если произведение охраняется, надо получать разрешение у правообладателей. Исключение — фоновая музыка к драматическому спектаклю. В этом случае надо посмотреть на сайте Российского авторского общества (РАО), не исключил ли правообладатель свое произведение из репертуара РАО.

Если не исключил, надо обратиться в РАО с заявлением-запросом. Достаточно сделать это за две недели до премьеры.

РАО выдает такие разрешения на основании государственной аккредитации на управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения.

То есть РАО дает разрешения и собирает вознаграждение даже за ту охраняемую музыку, авторы которой не имеют договора с РАО. Иностранцы тоже попадают под это правило. Ставка составляет 1 % с валового сбора за каждый акт, в котором используется музыка. Эти права носят название «малых прав».

Чтобы получить разрешение на пьесу, оперу, балет, мюзикл или на то, чтобы сделать инсценировку и поставить роман, повесть или рассказ, необходимо связаться с правообладателем (это так называемые «большие права»).

Список правообладателей и информация о том, кто подписал договор и уполномочил РАО на такое управление правами, также размещены на сайте РАО. Сейчас в РАО организационные преобразования, и «большими правами» по поручению РАО будет заниматься ООО «Театральный агент».

Как на практике будет осуществляться эта работа, время покажет. Для театров самое главное — получить разрешение от правообладателя. Это может быть оформлено в виде договора с самим правообладателем либо с его представителем.

В последнем случае необходимо удостовериться, что представитель обладает достаточными полномочиями, то есть запросить договор с правообладателем и в собственный договор внести соответствующие указания и положения о гарантии и ответственности представителя.

Ставки по «большим правам» устанавливаются индивидуально. В качестве ориентировки можно использовать размер поспектакльных, указанный в приложении № 1 к постановлению № 218 от 21.03.

1994 «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства».

Так, за многоактную пьесу в прозе драматургу установлен минимум в 8 %, переводчику 4 %, инсценировщику 3 %, композитору многоактной оперы причитается 8 % от валового сбора за билеты. На практике встречаются как более высокие, так и более низкие ставки.

Поспектакльные могут быть установлены не в процентах, а в виде фиксированной суммы. В отношении «больших прав» вознаграждение правообладателя может состоять из двух частей — из фиксированного гонорара, выплачиваемого сначала, и последующих выплат за использование, то есть поспектакльных.

Можно договориться и на какую-то одну форму оплаты. Главное, чтобы все договоренности были четко, недвусмысленно закреплены в договоре. Если поспектакльные выплаты планируется осуществлять не напрямую правообладателю, а через какую-то организацию коллективного управления или иного представителя правообладателя, это должно быть прямо указано в договоре.

Не забудьте учесть, что при перечислении вознаграждения физическому лицу и организации установлено разное налогообложение.

Получение разрешения на «большие права» обычно требует времени. РАО устанавливало срок подачи запроса в два-четыре месяца по отечественным авторам и полгода по зарубежным. На практике это бывает и дольше.

Зарубежные правообладатели отвечают не очень оперативно. Соотечественники тоже не всегда быстро выходят на связь.

Если вы пытаетесь найти правообладателя с помощью РАО, необходимо регулярно напоминать о себе, запрашивая свежую информацию.

Если в качестве материала для спектакля используется чья-то жизненная история, личное изображение, имя известного человека, товарный знак, учтите, что зачастую это тоже охраняемые объекты, хотя они и не относятся к авторским правам.

Строго говоря, на использование охраняемых объектов также необходимо получить разрешение. На практике редко какие театры это делают.

Как правило, вопрос становится актуальным, если спектакль имеет большой коммерческий прокат, его показывают по телевидению или правообладатель считает, что такое использование затрагивает его репутацию или другие моральные права.

Законодательно существует ряд случаев, когда разрешение получать не требуется. Во-первых, это касается произведений, перешедших в общественное достояние, то есть тех, на которые истек срок охраны авторских прав. Во-вторых, в части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации прописаны случаи свободного использования произведений (в особенности в ст.

1274) и даны возможности правообладателям упростить выдачу разрешений (путем публичного заявления правообладателя — п.5 ст.1233 — и в форме открытой лицензии — ст.1286.1).

Для театров наиболее применимой можно назвать норму о цитировании — без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования допускается цитирование в оригинале и в переводе в целях раскрытия творческого замысла автора правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования. Эта норма была введена в 2014 году и судебной практики по ней пока нет, то есть какой объем суд сочтет оправданным и что именно может быть отнесено к раскрытию творческого замысла, пока не ясно.

Не требуется согласия правообладателя при создании карикатур и пародий. Дополнительные возможности по свободному использованию предоставлены учебным заведениям.

Кроме использования ранее созданных произведений, в процессе постановки спектакля создаются и используются новые — например, сценография, костюмы, хореография.

Специфика этих отношений состоит в том, что, как правило, мы имеем дело непосредственно с авторами, наша первая задача состоит в том, чтобы они создали то, что нам нужно, а вторая — обеспечить использование созданного.

Наиболее естественной формой закрепления таких отношений является договор авторского заказа, в который необходимо внести также последующую передачу соответствующих прав.

В марте этого года были расширены права театральных режиссеров. К сожалению, за ними официально еще не закрепили статус авторов спектаклей, режиссеры-постановщики по прежнему сохранили статус обладателей смежных прав.

Однако им дали имущественное право на публичное исполнение и неимущественное право на защиту целостности постановки. На практике это означает, что с режиссером-постановщиком до выпуска спектакля необходимо урегулировать все отношения и закрепить достигнутые договоренности в договоре.

По форме это близко к регулированию отношений с хореографами. Никаких ориентировочных ставок для режиссеров не установлено.

Какие интересы возникают у театрального продюсера, которые можно и нужно защитить с помощью авторских или иных интеллектуальных прав?

Нередко продюсер является инициатором всего процесса, он придумывает проект на уровне идеи «а не сделать ли нам вот так?!» Вынуждена разочаровать, но идеи авторским правом не охраняются — только форма выражения. Идея войдет как составляющая, но в первую очередь важен конкретный текст — словесный, музыкальный, визуальный.

Поэтому, если для продюсера принципиально, чтобы только он имел возможность прокатывать этот проект, необходимо аккумулировать у себя исключительные права на прокат спектакля от авторов и всех других правообладателей, то есть заключить со всеми правообладателями договоры на передачу или предоставление исключительных прав.

Презумпция передачи прав продюсеру — совершенно необходимая и устоявшаяся практика в кино, иначе не удастся вернуть вложенные средства. В театральной сфере аккумулирование прав у продюсера встречается в отношении мюзиклов или иных коммерческих проектов.

Спектакли по одной и той же пьесе в постановке разных режиссеров — нормальная практика в некоммерческом драматическом театре.

Получая исключительные права от режиссера-постановщика и художника-постановщика, театр может обезопасить себя от спектаклей-дублей. Это бывает важно для гастролей и участия в фестивалях.

Стопроцентной гарантии это не дает, так как, приспосабливая каждый раз постановку под новую сцену и новую труппу, создатели спектакля формально могут настаивать на том, что это разные постановки.

Более надежно сочетать это с эксклюзивом от драматурга.

Аккумулирование исключительных прав имеет смысл в ситуации, когда планируется мерчандайзинг, то есть выпуск товаров с символикой и образами спектакля.

Если продюсер потратил силы на выбор новой зарубежной пьесы, которая становится популярной у российского зрителя, приложил усилия, чтобы получить на нее права и осуществить перевод, логично предположить, что такому продюсеру захочется получать дивиденды. В этой ситуации он может получить от автора эксклюзив на Россию. Тогда продюсер начинает решать судьбу пьесы в нашей стране и к тому же получает вознаграждение от ее постановки.

Особый инструмент защиты прав продюсера — товарный знак. Защита с помощью товарного знака может эффективно работать, если театр планирует франшизу, то есть продажу прав на какую-то постановку комплектом под одним названием. Такие отношения все чаще встречаются в театре.

К сожалению или к счастью, авторское право не таблица умножения, в которой результаты всех операций точно известны. Оно равно связано с творчеством и экономикой. Оно балансирует между частным интересом и общественным.

По размеру ли обществу эта кольчужка, выкованная три столетия назад, отдельный вопрос, выходящий за рамки этой публикации, а вот инструкция взаимодействия с правообладателями в театральной сфере в ближайшее время точно не потеряет актуальности.

Источник: http://oteatre.info/avtorskoe-pravo-kak-zashhitit-svoi-i-ne-narushit-chuzhie-prava-pri-postanovke-spektaklya/

Разрешение на постановку / авторские права / театр

Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?
Часто коллеги и друзья задают в личной переписке профессиональные вопросы. На одни из них я отвечаю приватно, другие выношу в отдельные публичные посты, поскольку они могут быть интересны многим из тех друзей, кто профессионально занимается театром или им просто увлечен.

Читательница просила рассказать о взаимоотношениях театра с правообладателями и системе соблюдения авторских прав в мире.

В связи с занятостью, долго не мог написать, но сегодняшняя история с увольнением всех сотрудников белорусского Национального центра интеллектуальной собственности подтолкнула к ответу.

Первый вопрос, который задают себе творческие коллективы: необходимо ли получать разрешение на право постановки того или иного произведения? Второй: что произойдет, если постановку осуществить не получая прав?Ответ на первый вопрос однозначен: получать права необходимо.

Единственным исключением из этого правила может являться самодеятельный коллектив, который играет спектакли для узкого круга друзей, не продавая билеты на свои показы.

Ответ на второй вопрос не столь однозначен. Все зависит от того, насколько серьезно настроен тот владелец интеллектуальной собственности, чьи права вы нарушили.

К примеру, агенты Ингмара Бергмана добились закрытия спектакля «Земляничная поляна», который шел на сцене Русского театра им. Горького, как и правообладатели пьес Бертольда Брехта запретили показ спектакля «Трехгрошовая опера». Но это в Беларуси, где к соблюдению авторских прав относятся спустя рукава.

В Европе же, как и в Америке, несанкционированный показ спектакля может запросто обернуться выплатой штрафа в размере всей собранной на спектакле выручки, поэтому нарушать права интеллектуальной собственности никто не рискует.

Постсоветское пространство – это территория, изначально не принимающая во внимание права автора, потому многие западные драматурги стараются иметь дела с этой территорией как можно реже.

К примеру, в Севером Омском драматическом театре уже шесть лет идет моя пьеса «Полуночная жертва», поспектаклевых выплат от которого я ни разу не получал.

Театр благополучно отправляет их в Российское авторское агентство, а те благополучно держат деньги на своем счету, не удосуживаясь разыскать автора. Точно также я не получил авторских отчислений за пьесу «Я пришел», которую поставил Театр им. Станиславского.

Неудивительно, что у меня нет желания больше работать с российскими театрами. Но я хотя бы знаю пороки этой системы, и могу напрячься и вернуть свои деньги, а что говорить о запаных авторах, для которых постсоветские страны – это terra incognita.

Именно этой непрозрачностью в отношениях и обуславливается, в абсолютном большинстве случаев, нежелание западных авторов и их агентов работать с постсоветскими странами. А потому и достучаться до них, чтобы получить право на постановку, как правило, очень тяжело.

Белорусский Свободный театр изначально закладывал в свои правила полное соблюдение авторских прав. Мы получали права на все, без исключения, пьесы, которые ставили.

Хотя, формально, могли этого и не делать, поскольку театр не зарегистрирован, и не продает билеты на показы своих спектаклей. Но для нас вопрос получения официального права на прокат спектакля был принципиально важен по ряду причин.

Во-первых, уважение к автору и его труду; во-вторых, прокат спектакля в других странах мира невозможен; в-третьих, в какой-то мере для нас это был вопрос, связанный с самоидентификацией театра.

Проблема возникла с первого же спектакля – «Психоз 4.48», права на постановку которого необходимо было получить у Саймона, брата Сары Кейн.

Он является правообладателем ее пьес, и очень жесток в отборе театров, которым дает право на постановку пьес покойной сестры.

Некоторые театральные специалисты нас отговаривали от этого шага, уверяя, что неизветстный подпольный театр из страны, о которой Саймон никогда не слышал, и, при этом, не имеющий средств, чтобы купить права, никогда не сможет получить разрешения на постановку.

Но, в итоге, Саймон прислал документ, удостоверяющий наше право на постановку без гонорара и поспектаклевых выплат. Почему он это сделал? Потому что ему откровенно и в деталях рассказали кто мы такие, с какими проблемами сталкиваемся и почему решили взяться именно за этот материал.

Первое правило в переписке о получении прав – искренность.

Конечно, очень важна при получении прав репутация коллектива. Если вы хотя бы раз фигурировали даже в небольших скандалах о нарушении авторских прав – агенты и авторы постараются вас обходить стороной.

Наша репутация помогла получить права на постановку всех пьес Пинтера, без выплат гонораров и поспектаклевых выплат.

В тот момент, когда готовился спектакль «Быть Гарольдом Пинтером», ряд его пьес не был переведен на русский язык, и перевод мы осуществляли самостоятельно.

Для того, чтобы сделать это, понадобилось купить сборник пьес Пинтера в магазине и сканировать страницы, поскольку агенты отказались выслать тексты его пьес, сообщив, чо пришлют текст лишь после того, как на счет будет перечислено 5 тысяч фунтов стерлингов. Таких денег у нас, конечно же, не было.

Репутация в первый раз сработала, когда Том Стоппард рассказал Гарольду о нашем театре, а в газете Guardian вышла его статья о поездке в Беларусь.

Пинтер расчуствовался, и сказал, что предоставляет нам все права на постановку его пьес без выплаты гонорара.

После этого он еще не раз читал в газетах о Свободном театре, а вскоре мы познакомились вживую и наши отношения окрепли.

Вторая аксиома, которая облегчает получение прав на постановку – у вас должна быть безукоризненная репутация.

Как правило, первая ступень при получении авторских прав – агенты. Их задача – получить с вас деньги, от которых 10% останется в кассе агентства. Поэтому, агенты видят в вас не талантливого творца, которым вы без сомнения являетесь, а человека, который хочет заработать денег на авторе, с которым у агентства контракт.

Вы можете ожидать чего угодно: от письма «мы не заинтересованы в вашем регионе», до «перечислите на наш счет 5-7-10 тысяч фунтов».

Ваши аргументы о новой трактовке произведения, или о том, что ваши актеры недоедают и живут с отключенным обогревом комнат при 30-и градусах мороза на улице, агентов не заинтересуют.

Но это не значит, что все потеряно – есть еще автор, члены его семьи и его друзья. Можно действовать через них, пытаясь заинтересовать вашего автора в своей постановке.

И если вы до него доберетесь – здесь уже уместны разговоры и про творческую концепцию, и про голод, и про холод.

При идеальном раскладе, автор может растаять, и подписать вам разрешение на постановку с выплатой лишь 10% авторских отчислений с каждого спектакля.

Правило третье – будьте настойчивы в борьбе за свой спектакль.

Когда вы беретесь за ту или иную постановку, соизмеряйте свои возможности с вашими желаниями. Если для получения прав на постановку требуются очень большие выплаты, или затраты времени слишком большие, а, при этом, у вас нет уверенности, что вы покроете прокатом или спонсорскими взносами затраты, или потеряете много времени впустую, – лучше сразу откажитесь от этой затеи.

Для того, чтобы бороться за труднодоступный материал, нужна уверенность в том, что оно того стоит, и ваша творческая идея найдет достойную, оригинальную реализацию.Снова о собственном опыте. У меня сейчас есть идея постановки литературного произведения, правообладатели которого не дают разрешения никому, а автор много лет назад умер.

Для получения прав в этом случае требуется создать целый сценарий действий, и на каждом этапе затея может провалиться. Поэтому, абота продюсера в этом случае, напоминает работу сапера. Вы должны предстать перед правообладателями в таком свете, что именно вам они решат отдать право постановки.

Правило четвертое – будьте уверены в проекте и помните, что нельзя второй раз создать хорошее первое впечатление.

Каждый автор хочет признания. И не всегда речь идет лишь о зрителях. Автору важно признание его таланта, его исключительности. Если вы получили права на постановку, держите автора в курсе происходящего; задавайте вопросы о материале, если они у вас возникают; интересуйтесь его жизнью, здоровьем и планами.

Каждый автор, за очень редким исключением, с радостью говорит о своих творениях, и рад, когда кто-то интересуется его жизнью. В этом случае, вы не только получите автора-друга, но и информация о вас и вашем театре будет очень быстро распространяться в профессиональной среде.

Из этого вытекает правило пятое, и последнее – будьте открыты по отношению к автору, полученное право постановки – это еще не все.

Вы можете задавать вопросы, и если я смогу на них ответить – отвечу.

Источник: https://kilgor-trautt.livejournal.com/1107946.html

Кому принадлежит авторское право, если автор умер

Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?

Сейчас, во времена большого потока информации, все чаще встает вопрос авторского права после смерти автора.

 Что происходит в этом случае с переизданием книг, размещением музыки в публичном пространстве, литературными произведениями, репродукциями картин, фотографиями? Что является предметом авторского права и кому принадлежат права? Какое наказание предусмотрено, если взять произведение автора без согласия правообладателя?

Авторское право: вопросы закона

Исключительное право дает возможность автору контролировать применение его интеллектуальной собственности, — итог творческого труда. Срок действия: в течение всей жизни и 70 лет после смерти автора. Отсчет начинается с 1 января, следующего за годом смерти.

Личные неимущественные права автора состоят из:

  • права на имя (право использовать подлинное имя, псевдоним или публиковать анонимно);
  • права авторства (признаваться автором произведения);
  • права на неприкосновенность произведения (право на защиту и охрану произведения и его названия от внесения изменений, сокращений, дополнений, искажений);
  • права на обнародование произведений.

В законе закреплена бессрочность охраны авторства, имени и репутации автора и неприкосновенности произведения.

Автор и правообладатель — субъекты авторского права. Изначально автор всегда является правообладателем. Однако при жизни он может передать исключительное право на произведение, и правообладателем может стать другое лицо. После его смерти обладателями исключительных прав становятся наследники автора (правообладателя) или издательство, или музей (в случае с репродукциями картин).

Для того чтобы больше узнать про авторское право, скачайте и посмотрите бесплатный вебинар «8 шагов по защите авторского права».

Скачать вебинар «8 шагов по защите авторского права»

Ввиду того что в 1995 году Россия присоединилась к Бернской конвенции, все советские и российские произведения получили за пределами России защиту авторских прав.

Авторские права на литературные произведения и переиздание книг

Как уже было сказано, правообладателем при жизни является сам автор. После его смерти эту прерогативу получают наследники. Только с их разрешения можно переиздавать литературные произведения, использовать фрагменты кинофильмов, фотографии и другие объекты авторского права, которые определены в перечне.

Всем известный роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита» был опубликован после смерти писателя. Наследницей стала его вдова Е. С. Булгакова, а затем — ее потомки. Роман впервые полностью опубликовали в 1967 году, поэтому он является объектом авторского права и охраняется законом до 2038 года.

Как известно, Е. С. Булгакова дорабатывала рукопись романа более 20 лет после смерти М. Булгакова. Если будет признано соавторство, то срок авторского права продлится еще на три года, так как Е. С. Булгакова скончалась в 1970 году.

В 1994 году режиссер Юрий Кара экранизировал роман «Мастер и Маргарита». Но из-за разногласий о правах на съемки и последующий показ между продюсерами и наследниками зрители увидели фильм только спустя 16 лет, в 2011 году.

А если нет наследников?

Что происходит с объектами авторских прав после смерти автора, если и наследники ушли из жизни?

В таком случае по прошествии семидесяти лет после смерти автора его произведения переходят в общественное достояние.

Это означает, что результат творчества можно использовать без чьего-либо согласия и без выплаты авторского гонорара. При этом права автора на имя и авторство сохраняются, так же как и неприкосновенность самого произведения.

Так, например, все работы поэтессы Марины Цветаевой с 1 января 2016 года перешли в общественное достояние.

А как быть с репродукциями картин, авторы которых уже давно умерли?

Здесь не все так однозначно, потому что существует

Согласно статье 36 названного закона, права на публикации музейных экспонатов и коллекций закреплены за музеем, в котором они находятся. Кроме того, изготовление любой продукции с изображениями музейных предметов можно осуществлять только с разрешения самого музея.

Так, например, Государственный музей Эрмитаж в 2011 году подал в суд на дизайнера-модельера Ию Викторовну Йоц. Руководитель модного дома «Ия Йоц» использовала картину «Дама в голубом» Томаса Гейнсборо в своем магазине и на модном показе коллекции в качестве фона для подиума.

Состоялось несколько судебных заседаний: факт нарушения прав Эрмитажа на картину был установлен. Модельеру запретили использовать картину и обязали выплатить судебные издержки.

Еще пример: всем известная картина И. Шишкина «Утро в сосновом лесу» успешно воспроизводится на конфетной обертке с разрешения Третьяковской галереи.

Воспроизведение и использование отрывков из кинофильмов

В последнее время в сети все чаще встречаются статьи, где в качестве иллюстраций используют кадры из кинофильмов. Насколько это легитимно?

Картинка (скриншот) киноленты — часть творческого труда, и на нее распространяются исключительные права правообладателя кинофильма.

Однако статья 1274 ГК РФ разрешает свободно использовать произведение в информационных, научных, учебных или культурных целях без согласия автора и правообладателя, но с обязательным указанием имени автора.

Если в статье или на сайте используется часть кинофильма или его кадр, то необходимо указать следующее:

— автора или правообладателя;

— источник заимствования;

— материалы преследуют учебные цели;

— форму для направления возможных претензий.

Приняв такие меры предосторожности, вы сможете избежать жалоб правообладателей.

Незнание закона не освобождает от ответственности

Любое произведение — продукт творческого и интеллектуального труда автора, который охраняется законом. Нужно помнить, что и после смерти автора исключительные права на произведения находятся под защитой.

Использовать их в своих целях можно с разрешения наследников или правообладателей. Если не уверены, что такие есть, лучше перепроверить во избежание возможных претензий, ведь размер компенсаций может быть очень внушительным.

Анна Сватенко, Lawinweb.ru

Источник: http://lawinweb.ru/komu-prinadlezhit-avtorskoe-pravo-esli-avtor-umer/

Авторские права в театральных постановках

Как действуют авторские права в случае, если детская театральная студия ставит пьесу автора, который давно умер?

Создание театрального представления – процесс сложный, длительный и коллективный.

Без сомнения, при создании спектакля каждый участник процесса вносит в него свой собственный авторский вклад. А, как известно, если есть авторский вклад, то есть и результат интеллектуальной деятельности, и права на такой результат подлежат охране.

Театрально-зрелищные представления в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) отнесены к категории сложных объектов.

Сложным объектом, согласно ст.1240 ГК РФ, называют объект, включающий в себя несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

Наряду с театральными постановками к таким объектам также относятся фильмы, мультимедийные продукты и базы данных.

При этом законодательство предусматривает, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования других охраняемых результатов в составе своего сложного объекта на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

Согласитесь, достаточно сложная и «увесистая» формулировка, но мы все же постараемся разобраться.

Как уже было сказано, в спектакле используется множество различных охраняемых объектов. Это и музыка, и декорации, и дизайны костюмов, а также другие объекты. Указанная выше норма говорит нам о том, что на все такие объекты у лица, организовавшего создание сложного объекта, должны быть заключены договоры с правообладателями.

Но кого же считать лицом, организовавшим создание сложного объекта? В законодательстве этот вопрос не урегулирован, поэтому пробел пришлось восполнять Верховному суду РФ и Высшему арбитражному суду РФ. В своем совместном Постановлении №5 и №29 от 26 марта 2009 года высшие судебные инстанции указали, что

«под лицом, организовавшим создание сложного объекта, понимается лицо, ответственное за организацию процесса создания такого объекта, в частности лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за создание соответствующего объекта (продюсер и т.п.)».

При этом стоит обратить внимание, что не обязательно это должно быть физическое лицо. Лицом, организовавшим создание сложного объекта, может выступать и продюсерский центр, и театр, и простая коммерческая организация, а также любое физическое лицо – режиссер, продюсер, художественный руководитель, инвестор и т.д.

Стоит отметить, что в законодательстве такой объект как постановка охраняется посредством механизма смежных прав.

Этот механизм несколько отличается от охраны исключительного права на объекты авторских прав. Связано это с особенностями самих объектов смежных прав, которые перечислены в ст.

1304 ГК РФ, и с тем, что деятельность театрального режиссера не может быть закреплена в какой-либо материальной форме, позволяющей идентичное воспроизведение постановки; поэтому законодатель и закрепил за режиссером лишь права, смежные с авторскими.

Так права режиссеров-постановщиков охраняются по аналогии с правами на исполнения, и сам режиссер приравнивается в ст.1313 ГК РФ к исполнителю.

Однако, на мой взгляд, режиссеры-постановщики могут приравниваться к исполнителям весьма условно.

Такие исполнители как артисты и музыканты и называются исполнителями, потому что лично участвуют в представлении, в то время как функция режиссера-постановщика именно в создании спектакля.

При этом в документации часто возникает путаница, если один человек выступает и лицом, организовавшим создание сложного объекта, и режиссером.

Итак, режиссер приравнивается к исполнителю и обладает исключительным правом на объект смежных прав – театральную постановку, которая в свою очередь приравнивается к исполнению.

При этом в законодательстве установлено, что при создании постановки должны соблюдаться права лиц, чьи охраняемые объекты (исполнения актеров, музыка, объекты дизайна и т.п.) вошли в состав постановки.

На этом моменте я предлагаю подробно остановиться и рассмотреть, какие договоры следует заключать, чтобы с юридической точки зрения постановка была полностью соответствующей требованиям действующего законодательства.

Для начала следует определить, кто именно будет правообладателем. Зачастую бывает так, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, и режиссер – это разные субъекты. Как уже отмечалось, в качестве первого может выступать и организация и физическое лицо.

В этой связи видится разумным заключение договора об отчуждении исключительного права на объект смежных прав (театральную постановку) продюсеру.

Также возможен и вариант заключения лицензионного договора или договора авторского заказа – это зависит от договоренности сторон.

Заключение такого договора позволит сторонам в будущем избежать конфликтов, связанных с использованием постановки. Нередки случаи перехода режиссеров и целых трупп в другие театры. Имея на руках такой договор с четко определенными правами и обязанностями продюсера и режиссера, многих споров и разногласий удастся избежать.

Следующим важным моментом при оформлении спектакля с юридической точки зрения является заключение договоров со всеми лицами, чьи объекты авторских и смежных прав используются в постановке. В первую очередь это, конечно, артисты.

Необходимо подготовить и заключить договоры об отчуждении исключительного права на исполнения (объекты смежных прав), либо лицензионные договоры о предоставлении лицу, организовавшему создание сложного объекта, права их использования.

Такие договоры подчиняются общим правилах о договорах об отчуждении исключительного права и о лицензионных договорах.

Аналогичные договоры следует заключить и с авторами музыки, и с декораторами, со сценаристом, с художниками, костюмерами и другими лицами, создающими или предоставляющими для спектакля свои результаты интеллектуальной деятельности.

Стоит отметить, что для продюсера (или любого другого субъекта, выступающего в роли лица, организовавшего создание сложного объекта) удобнее и выгоднее заключение договоров об отчуждении исключительного права на все перечисленные объекты.

Обычно такие договоры предусматривают выплату разового авторского вознаграждения и возможность в дальнейшем распоряжаться объектами по своему усмотрению.

При этом в дальнейшем с актерами, например, заключаются именно договоры, предполагающие оплату их труда, но не подразумевающие выплату каких-либо авторских отчислений.

Ну и наконец, не стоит забывать и про личные неимущественные права авторов. Но стоит обратить внимание, что если авторы аудиовизуальных произведений (которые тоже являются сложными объектами) прямо обозначены в ст.1263 ГК РФ, то авторы театрально-зрелищного представления законодателем оставлены без внимания.

Но это не говорит об отсутствии у них личных неимущественных авторских прав. Например, права авторства.

На мой взгляд, в отсутствие должного законодательного урегулирования, при решении вопроса о том, чьи же имена указывать на афишах следует исходить из принципа, «чем больше тем лучше» и постараться отразить имена всех лиц, с кем заключены договоры при создании постановки.

Как видно, правильное юридическое оформление и документальное отражение создания театрально-зрелищного мероприятия процесс достаточно сложный.

Авторские права пересекаются со смежными правами, правовой статус режиссера-постановщика может смешиваться со статусом продюсера и т.д.

Чтобы совершенно не запутаться во всех этих тонкостях, рекомендуется уже на стадии подготовки к проекту привлекать к работе юриста.

Источник: http://www.amakarov.pro/single-post/theatre

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий