Имеют ли право взламывать дверь судебные приставы?

Право пристава-исполнителя вскрывать дверь квартиры должника

Имеют ли право взламывать дверь судебные приставы?

Имеет ли право судебный пристав-исполнитель, взламывать дверь квартиры и заходить в нее? А предусмотренная Конституцией РФ неприкосновенность жилища не является препятствием?

Законодательством для такой ситуации предусмотрено два процессуальных режима.

В ходе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель, в контексте совершения обсуждаемого действия, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”:

1. Вправе входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником, с письменного разрешения старшего судебного пристава,

2. Вправе входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником, без каких-либо письменных разрешений, если исполняется требование исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника.

Вывод некоторой части сограждан о том, что если по Конституции РФ жилище неприкосновенно, то судебный пристав-исполнитель не имеет никаких прав без согласия жильца заходить в жилище, в том числе взламывать дверь, такой вывод является неверным.

Действительно, в соответствии со статьей 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно.

Но далее, в этой же статье, предусмотрено, что “Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.”.

То есть Конституция РФ прямо отсылает к федеральному закону, к установленным им случаям. Поэтому никакого противоречия нет.

Существует еще один нюанс.

Норма пункта 6 части 1 статьи 64 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” имеет некое повторение в законе, причем буква закона в этих двух нормах совпадает не полностью.

В соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах”:

“Судебный пристав-исполнитель имеет право:” … “входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, а также на основании определения соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых другими лицами или принадлежащих им;”.

В пункте 3 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”, одобренным президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа 11.12.2009г.

приведен случай, когда должник, индивидуальный предприниматель, фактически проживал в жилом помещении, принадлежащим на праве собственности другому лицу, и старший судебный пристав утвердил постановление судебного пристава-исполнителя, как следует из текста обзора, “о вскрытии принадлежащего гражданину жилого помещения”, должник оспорил постановление, и три судебные инстанции подряд постановление судебного пристава-исполнителя признали недействительным.

Основанием для признания постановления недействительным послужило то обстоятельство, что суд, приведя положения Конституции РФ и Федерального закона “Об исполнительном производстве”, далее изложил лишь последнюю фразу абзаца из Федерального закона “О судебных приставах”, сформулировав основание так: “При этом по смыслу абз. 5 п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах” судебный пристав-исполнитель вправе входить, осматривать и вскрывать помещения, принадлежащие третьим лицам, против воли данных лиц лишь на основании определения соответствующего суда.”.

Не готов согласиться с такой позицией ФАС Уральского округа.

Смысл абзаца 5 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах” не содержит тех коллизий, которые имел в виду суд.

Если изучать не только его окончательную часть, а и начало, то судебный пристав-исполнитель вправе “входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им”. Согласно материалам дела должник помещение занимал.

Да, оно принадлежало третьему лицу, и читая исключительно только последнюю фразу, и воспринимая ее, как не имеющую текста выше, исполнитель был обязан получить определение суда.

Но текст этого абзаца выше гласит, что без такого определения он вправе вскрывать не только помещения, принадлежащие должникам, но и “или” занимаемые ими. А статус помещения, именно таков – оно принадлежит третьему лицу, но занимается должником.

Приведенная судом часть абзаца, если воспринимать некий ее первоначальный смысл, предназначалась законодателем для ситуаций с помещениями третьих лиц, как таковыми, исключительно чтобы защитить права таких третьих лиц, и вне связи с таким случаем, когда помещение третьего лица именно “занято” должником, и судебный пристав-исполнитель, по обоим федеральным законам, действует без определения суда именно в случаях с прежде всего занятыми должником помещениями, суд по какой-то причине отказался это увидеть.

Иными словами, чтобы сказать, что законодатель что-то в данном абзаце изложил противоречиво, но даже и этого нет, абзац не содержит неких взаимоисключений, если согласиться с суждением, что исполнение решения суда, это часть “суда”, часть правосудия, и только в этом случае все читается вполне логично, если есть помещение третьего лица с возможно имуществом должника, то необходимо получить определение суда, а если помещение третьего лица занимает сам должник, в том числе это все ситуации, где должник не приватизировал свою квартиру, и является в ней нанимателем, то оба федеральных закона дружно велят действовать без определения суда.

В качестве послесловия.

Изложенные в законе ограничения в действиях судебного пристава-исполнителя не следует воспринимать, как нежелание государства исполнять решения судов, такие ограничения необходимы всего лишь для более ответственного и выверенного с точки зрения разумности поведения исполнителя, или для соблюдения прав лиц, не являющихся должниками, тогда как должник обязан отдавать себе отчет в том, что судьбоносный рубеж, когда с его участием решались права и обязанности, это суд, и если судом решение принято, то пытаться отменить это решение мерами по противодействию судебному приставу-исполнителю представляется практикой вполне малоперспективной.

Сказанное не меняет негативного отношения к попыткам некоторых судебных приставов-исполнителей злоупотребить правом, и должник безусловно подлежит правовой защите наряду со всеми остальными гражданами, бесправным он не стал, он лишь приобрел обязанность исполнить решение суда.

Ответ подготовлен по законодательству РФ, действующему по состоянию на 15.07.2010 г.

“,”author”:”(с) 2008-2019, Schefer S A”,”date_published”:”2010-07-15T00:00:00.000Z”,”lead_image_url”:null,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”https://schefer-law.blogspot.com/2010/07/blog-post_15.html”,”domain”:”schefer-law.blogspot.com”,”excerpt”:”Имеет ли право судебный пристав-исполнитель, взламывать дверь квартиры и заходить в нее? А предусмотренная Конституцией РФ неприкосновенно…”,”word_count”:862,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: https://schefer-law.blogspot.com/2010/07/blog-post_15.html

Выломают дверь: приставам разрешат входить в квартиры без разрешения

Имеют ли право взламывать дверь судебные приставы?

Минюст предлагает прописать порядок взлома квартир и домов судебными приставами, если им нужно проверить газовое оборудование или правомерность планировки, а жильцы их не пускают. Соответствующие поправки к закону об исполнительном производстве опубликованы на портале проектов нормативных правовых актов.

«При осуществлении принудительного доступа в помещение судебный пристав-исполнитель вправе при необходимости произвести взлом (разрушение) запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в указанные помещения и на указанные земельные участки, и их осмотр», — говорится в документе.

Согласно законопроекту, приставы не смогут взламывать дверь в помещение при первом же визите. Сначала представители власти должны попросить жильца пустить их в квартиру.

В случае принятия реформы, если человек отказывается это сделать в течение установленного срока, то пристав вынесет постановление о взыскании с должника исполнительского сбора и установит новый срок для предоставления доступа в помещение.

При этом он должен предупредить жильца, что по истечении этого времени в дом войдут — причем без дополнительного извещения.

По закону срок для добровольного исполнения требования может составить пять дней со дня получения должником постановления.

Чтобы принудительно войти в помещение, приставы должны будут иметь при себе соответствующее постановление суда, выданное по заявлению сотрудников государственного жилищного надзора и органа муниципального жилищного контроля.

Если приставы решили войти в помещение без согласия жильца, то они могут привлечь «соответствующую специализированную организацию», чтобы открыть дверь.

Таким образом правоохранители не обязаны грубо выламывать дверь в квартиру или дом. В любом случае при этой процедуре должны будут присутствовать понятые.

Кроме того, законопроект обязывает приставов обеспечить сохранность имущества жильца — в том числе чтобы в его дом впоследствии не проникли посторонние.

Как поясняется в документе, приставам иногда необходимо войти в жилое помещение даже против воли владельца, чтобы обезопасить его самого и соседей.

Это касается ситуаций, когда необходимо вовремя выявить неисправность газового оборудования или починить его, а также чтобы не допустить разрушение многоквартирного дома, если кто-то из жильцов устроил самовольную перепланировку, в процессе которой мог сломать несущие стены.

На данном этапе законопроект проходит общественные обсуждения и независимую антикоррупционную экспертизу.

О разработке поправок в законопроект Минюст сообщал еще в начале сентября.

Конституция РФ гарантирует неприкосновенность жилища кроме тех случаев, когда суд обязывает жильца открыть двери представителям правоохранительных органов.

На практике такие ситуации происходят чаще всего, когда соседи высказывают опасения по поводу ремонта в одной из квартир или сообщают об антисанитарии в жилом помещении.

Сейчас речь идет о том, чтобы четко прописать для приставов порядок действий, если суд разрешает им войти в помещение даже против воли владельца или жильца.

По словам председателя Союза жилищных организаций Москвы Константина Крохина, по действующему законодательству, приставы уже имеют право принудительно зайти в квартиру по решению суда, однако на практики решаются на это лишь в крайних случаях.

«Обычно суд дает добро на проникновение в квартиру по затяжным делам, которые тянутся несколько лет, по которым уже составлены акты и предписания.

Все понимают, что это крайняя мера, поэтому никто не будет вламываться в помещение, просто чтобы проверить, все ли там в порядке. Даже если есть какая-то небольшая, пусть и незаконная перепланировка, человек отделается штрафом.

Ну не будет никто к нему ломиться из-за расширенного на 10 сантиметров санузла», — цитирует слова эксперта сайт kp.ru.

Случай законного принудительного проникновения в жилище произошел в сентября в Башкирии.

По данным местных СМИ, житель Калининского района настолько захламил свою квартиру мусором, что управляющей компании пришлось обратиться с иском в суд.

Мужчина отказался открывать дверь, в итоге принудительную уборку в его квартире провели под контролем судебных приставов, сообщали в пресс-службе управления ФССП по республике.

Там также рассказали, что саму уборку проводили должники, которых суд приговорил к обязательным работам в качестве административного наказания. Денежные средства за оказание услуг коммунальщиков, как и административные штрафы, в дальнейшем будут удержаны из доходов виновника.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/09/25/12685789.shtml

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий