Директор школы наказал учителей за то, что они не смогли посетить семью вновь прибывшего ребенка?

Директор школы сделала из ребенка изгоя

Директор школы наказал учителей за то, что они не смогли посетить семью вновь прибывшего ребенка?

Если жалоба родителя стала причиной крупных неприятностей для директора, является ли это поводом преследовать ребенка? Кажется этот страх, застрявший в головах родителей еще с советских времен, не более чем миф.

Не станет педагог оказывать давление на ребенка, чтобы наказать мать. Не будет откровенно игнорировать требования закона об образовании.

Не станет использовать все доступные и недоступные средства, чтобы выдавить неугодную семью из школы.

Как это ни поразительно, но временами эти фантастические истории происходят в реальности. Директор СОШ №5 г.

Добрянка объявила настоящую вендетту родительнице, которая написала несколько жалоб на нарушения требований законодательства в школе. Администрацию школы привлекли к штрафу.

Нелояльность школе оскорбила директора, учителей и родителей. А дальше была развернута широкомасштабная кампания по выдавливанию ребенка из школы.

Класс начальной школы, в котором учится девочка, был расформирован, все были переведены в другие классы (всего 6 в параллели), все кроме одной. Директор принудительно, вопреки категорическим протестам матери, перевел ребенка на обучение по индивидуальному учебному плану.

С ноября 2016 года девочка ходит в школу каждый день, занимается одна в пустом классе. Это сделано специально, хотя официальная позиция «потому что родители других детей не хотят, чтобы девочка училась в их классе». Накал страстей поддерживается на встречах с родителями.

Директор обещает, что если пустить девочку в класс, ее мать не даст спокойной жизни. К слову, девочка учится на 4 и 5, и к ее поведению нет претензий.

В Службу поддержки участников образовательного процесса периодически поступают вопросы «в нашем классе хулиган, не учится, всех травмирует, сладу нет, куда написать, чтобы его перевели из нашего класса (выгнали из нашей школы)». Такие проблемы чаще возникают в начальной школе. Был даже случай, когда родители обратились с таким требованием в суд.

Суд классифицировал жалобу родителей как злоупотребление правом. Ничто не может быть поводом для ограничения конституционного права человека на получение образования в той форме, которая выбрана родителями, ничто не может быть поводом для дискриминации.

Администрации школ, возможно, и хотели бы отказаться обучать трудного ребенка, но закон этого не позволяет.

Позиция директора не является новой: «Эта моя школа и я решаю, кто тут будет учиться, а кто нет». Но, благо, для этого есть контролирующие инстанции, которые следят за соблюдением закона. Нарушения прав ребенка очевидны.

Мать пишет жалобу в прокуратуру, в Министерство образования Пермского края и в Государственную инспекцию по контролю за соблюдением законодательством. И тут случается самое поразительное. Прокуратура отказывается рассматривать заявление и пересылает в Госинспекцию.

Госинспекция и Министерство образования Пермского края пишут отписки (ответы в приложении). Причем в качестве аргумента повторяют довод директора «родители против обучения этого ребенка в их классе», не давая этому обстоятельству никакой оценки.

Фактически все инстанции встают на сторону директора, давая ему карт-бланш.

Особенно тревожит и пугает попытка директора оправдать свои решения пожеланиями родительской общественности. Одно дело, учитывать мнение родителей по вопросам, которые затрагивают их интересы. Другое – ограничивать права отдельно взятой ученицы, в ответ на пожелания этой самой общественности.

Еще более пугает политика невмешательства уполномоченных органов. Не дай бог, создать такой прецедент.

Если наделить родителей правом выбирать с кем они хотят учиться в одном классе и решать, кто не достоин, по мнению активного экзальтированного большинства, посещать их школу – с правом на образование можно будет попрощаться.

В январе мать написала жалобу в Управление образования Добрянки и предупредила директора о намерении обратиться за защитой прав в суд, если ситуация не изменится. В ответ директор написал жалобу в полицию с просьбой проверить, как мать соблюдает свои родительские обязанности.

История уже попала в СМИ, уже задействованы все возможные инстанции. И ничего не дает результата. Никто не считает нужным вторгнуться в вотчину директора школы и обязать его прекратить нарушения.

Надзорные органы, призванные контролировать соблюдение законодательства, молчат. Мать осталась один на один с ситуацией.

Девочка третьеклассница продолжает находиться в искусственной изоляции за то одно, что мать «слишком часто жалуется».

Положение ребенка, оказавшегося заложником в разборках взрослых, которые пошли на принцип, не может не беспокоить. Тем не менее, нужно отдать должное матери, которая не отступилась.

Судя по количеству присылаемых родителями историй, ситуация, когда школа вынуждает неугодных уйти из школы, используя моральное давление и создавая невозможные условия обучения, является распространенной. Большинство родителей выбирает моральное благополучие ребенка.

Раз за разом повторяясь, произвол становится нормой. Стоит ли дальше учиться в этой школе? Есть о чем задуматься. Стоит ли отстоять свои нарушенные права? Безусловно!

Источник: https://pikabu.ru/story/direktor_shkolyi_sdelala_iz_rebenka_izgoya_4983052

Как выжить учителя из школы. Инструкция для директора

Директор школы наказал учителей за то, что они не смогли посетить семью вновь прибывшего ребенка?

«Я хочу рассказать, как устроена модель управления школой из личного опыта», – так начинается письмо педагога к нам в редакцию Педсовета.

Буквально крик души человека. Мы публикуем его анонимно, чтобы не навлечь на автора еще большие проблемы, поэтому все совпадения с директорами, школами и департаментами совершенно случайны!

Пять лет назад в школе, где я преподавала английский, появилась новая директор школы. Пришла не одна, а с Доброй феей, завучем по науке. Решили навести свои порядки, создать свой педагогический коллектив. Поэтому педагоги старого состава подверглись санкциям и вынуждены были уйти.

Началась «текучка кадров». На сегодня уволилось более 70 человек. Уход педагогов, особенно среди года, тяжело переживали дети. Можно ли при такой текучке обеспечить качественное обучение?

На все обращения в департамент я получала примерно такой ответ: «Ничего не поделаешь, они же сами уходят».

Но я не сдалась, такой вот характер, и решила противостоять санкциям, преодолевая одну за другой. Всего их получилось 16. Возможно, кому-то это руководство окажется полезным.

1. Сокращение часов

До меня ушли педагоги, которым сократили нагрузку до 18 часов. Мне пытались сократить часы до с 26,5 до 23. Оказалось, что это изменение трудового договора в одностороннем порядке. И без согласования с работником этого делать нельзя. Но делали…

Летом я получила телеграмму от директора школы о том, что моя нагрузка составляет 23 часа. Юристы сказали мне, что никакой юридической роли данная телеграмма не играет. Если это ознакомление работника с изменением трудового договора в одностороннем порядке, то это незаконно.

2. Выселение из кабинета

Представьте, что опытный математик ходит по школе по разным кабинетам с 11 классами? Или перед 1 сентября выселяют из кабинетов двух учителей начальных классов с выпускными четвертыми классами.

Кстати, педагоги в школе считают, что с учителями сводили счеты, за то, что они не согласились учиться во вторую смену, а директор школы выселила их с благородной целью – освободить кабинеты для новых первоклассников.

Никакие жалобы не помогли.

Я учитель английского языка была «прикреплена» к маленькому кабинету вместе с еще двумя учителями. Поэтому приходилось ходить с выпускными классами 9 и 11 из кабинета в кабинет. Надо учесть и то, что в школе нет учительской.

3. Вторая смена

Наказанием директора школы является «бросить на вторую смену». Я выпустила одиннадцатые классы, мне вдруг дают 8-е классы на второй смене. И пытаются сделать разрыв между сменами. 8-е классы дают необоснованно, просто так, не соблюдая преемственность.

4. Публичная критика

Директор позволяет кричать на учителей и делать публичные замечания на общем совещании педагогов. Например, директору не понравилось, что в группе школы в вайбере «устраивают базар», который она контролирует, хоть и не является членом группы.

За одно мое сообщение в мессенджере вызвали на беседу, после чего я и оказалась под шквалом санкций к увольнению. Директору не понравилось мое утверждение, что вайбер не имеет отношения к школе, и я вполне отдаю себе отчет, что там пишу. А также, что технические устройства школа мне не выдавала.

И говорить грубости на совещании педагогов директору не к лицу.

5. Личная неприязнь

Директор мне лично сказала такую фразу, которую, друзья, я даже написать не могу. Но одна молодая учительница, которая уходила из школы, обратилась с жалобой о грубом обращении директора. И директора приглашали наверх…

6. Игнорирование профессиональных достижений

Девиз директора школы: «Вы – хуже всех!». Мне лично говорили это неоднократно. Однажды директор школы не заметила, как я провела городской семинар для учителей в школе по подготовке к ОГЭ. Не заметила более 30 учителей в школе… И сказала, что думала, что я провожу семинар по интернету.

7. Не подписывать документы на аттестацию

 По этой причине ушли большинство математиков из школы (всего ушли 13 учителей математики). Добрая фея сама математик и курирует аттестацию. На сегодня она является единственным математиком высшей категории.

Не подписывали документы на аттестацию и другим педагогам школы. Известно, что учитель может отправить документы на аттестацию сам. Однако, администрация говорила: «Мы на Вас собираем «пакет» и, если вы самовольно отправите документы, то мы его отправим в аттестационную комиссию». Пакет в данном случае – это некие антидостижения учителя.

Один из ушедших до меня учителей показал мне «пакет», где его обвиняли в плагиате и присвоении чужих достижений. Мало того, по словам учителя, ему согласились подписать документы по аттестации с маленьким условием, что он одновременно напишет заявление на увольнение. Он так и сделал.

Поскольку я подавала документы для аттестации на высшую категорию в четвертый раз, и успешно выпустила 9 и 11 классы, мне было интересно, какой «пакет» предоставят мне. Мой «пакет» составил 28 листов.

Где мне указали, что я предоставляю недостоверную и некачественную информацию. Что меня поразило, некоторые бумаги в этом «пакете» датированы датой, прошедшей два года назад.

Администрация задолго собирала антидостижения.

8. Выговоры за заполнение электронного журнала

Дело в том, что в электронном журнале много неурегулированных технических моментов, которые используются против учителя.

При этом электронный журнал проверяют с экрана, без присутствия и подписи о проверке учителя.

Сама завуч, которая проверяет электронный журнал и выносит педагогам щедро замечания, может спокойно исправлять любые оценки. Поэтому таких выговоров может быть сколько угодно и кому угодно.

9. Выговор за рабочие программы

Когда я листала документы, мое внимание привлек приказ о выговоре учителю за рабочие программы. Тому учителю, который был под санкциями до меня. Я подумала, что меня ждет та же участь. Выговор за рабочие программы в сентябре объявляли неугодному педагогу, который в мае не понял, что нужно уйти.

10. Материальное наказание

На основе выговора лишали выплат. Также понижали выплаты за эффективность в трудовом договоре.

11. Акты о прогулах

Для тех, кто не понял, что он должен уйти сам и как можно быстрее, были акты о прогулах. Делали так: немного сдвигали расписание звонков в этот день, возможно, на второй смене, и учитель не приходил на урок в положенное время. Он об этом и не знал. А потом «Либо пиши по собственному желанию-либо увольнение по статье за прогул».

12. Давление на психику

Я долго не могла найти подходящее название тому, что делала директор школы. И передача о том, как готовят разведчиков, мне в этом помогла. Этот метод назывался «давление на психику». Дело в том, что если на тебя составляют акт, это неприятно. Три человека ставят подписи, и создается угнетающая обстановка.

Первый акт на меня составили, когда я зашла в школу во время отпуска взять документы для аттестации. Мне предложили подписать приказ о том, что я должна ходить на консультации к Доброй фее во время отпуска. Я такой приказ подписывать отказалась, и на меня составили акт.

Это было летом, а в сентябре за мной каждый день ходили три человека и просили подписывать измененный трудовой договор в одностороннем порядке со стороны директора школы. Я отказывалась, потом ушла на больничный, потом снова за мной ходили, что говорится по пятам.

И когда второго учителя вынесли из школы на носилках и увезли в больницу, а мы дружили с этой учительницей, я решила уже подписать трудовой договор в конце сентября, пока меня также не вынесли на носилках.

13. Жалоба

Излюбленная санкция. Внезапно появляется жалоба от родителя или коллеги. В этом случае ничего не докажешь. Писали-то другие люди..

Допустим, чья-то мама написала жалобу. Но директор просит завуча провести работу и зачитать жалобу на заседании методического объединения учителей. Завуч добросовестно это делает и жалобу вносят в протокол заседания. А зачем? В «пакет» на аттестацию против учителя! И плюс давление на психику.

Были и другие случаи, когда директор школы собирала членов объединения и просила каждого высказаться, как плохо работает учитель.

14. Увольнение по статье

Два года назад директор уволила учителя из числа новых приезжих педагогов. Учитель оказался с проблемами. Это подтверждали ученики. Он совсем мало проработал в школе. Его уволили за прогул.

Второй учитель – это я. Во-первых, отказалась увольняться, потому что учила детей со 2 по 10 класс и хотела выпустить их в 11, а во-вторых, дело принципа.

Поскольку противостояние носило уже открытый характер и я написала ряд обращений в департамент, в которых сообщила о многочисленных санкциях в адрес педагогов, в том числе и шантаж к увольнению за прогул.

Так меня уволили за другое – якобы за неисполнение должностных обязанностей (выговор за рабочие программы, пункт 9 и выговор за электронный журнал, пункт 8).

15. Преследование учителя после увольнения

Учителя боялись говорить, куда они уходят, потому что директор школы звонит другим директорам и дает, мягко сказать, негативную характеристику. Друзья, вы думаете, что она говорит, что он плохо учит? Нет, вы даже не представляете, про учителя могут сказать, что она обворовала школу и вынесла какие-то пособия! Я даже боюсь представить, какую характеристику дали мне.

16. Мировое соглашение

Учитель физики подал в суд и заключил мировое соглашение, что он уволен по соглашению сторон.

Когда я оказалась в суде по восстановлению на работе, то меня склоняли и склонили заключить мировое соглашение. Даже адвокат. Мне показалось странным, что директор школы поблагодарила моего адвоката.

Потом я поняла, что директор школы уже заранее знала, что будет мировое соглашение. Также я поняла, что директор школы так и будет поступать с неугодными педагогами – увольнять их через мировое соглашение.

Потом я поплакала и отменила мировое соглашение. И буду идти до Верховного Суда.

Результат управления школой – более 70 уволившихся педагогов, двое уволены в одностороннем порядке. Двух педагогов из школы вынесли на носилках и госпитализировали в больницу на «Скорой помощи».

А дети? Из разговоров с чиновниками всех уровней я поняла, что дети – это некий планктон, который был, есть и будет.

А учителя? Сами уволились…

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/kak-vyzit-ucitela-iz-skoly-instrukcia-dla-direktora

Скандал в престижной столичной школе: учителя уволили по прихоти пятиклассника – МК

Директор школы наказал учителей за то, что они не смогли посетить семью вновь прибывшего ребенка?

Заслуженного педагога обвинили в нападении

Екатерина Уманская работает учителем русского и литературы уже почти 25 лет, многие из ее учеников общаются с любимым педагогом и после окончания школы. Как только с Екатериной Владимировной случилась беда, именно ее выпускники стали первыми бить во все колокола, чтобы восстановить справедливость.

Скандал, стоивший учителю работы и доброго имени, произошел 23 октября.

— Накануне заболела учительница мировой художественной культуры, не было замены на ее уроки, — рассказывает Юлия, мама пятиклассника. — В результате дети оказались одни в классе и, естественно, начали шуметь и безобразничать. По рассказам сына, минут через 10–15 к ним в класс зашла Екатерина Владимировна, которую попросили дать им задание.

Учительница велела ребятам выполнять домашнюю работу, которую задала в тот день на своем уроке. Но один из пятиклассников, Олег (имя изменено. — Авт.), не слушался и продолжал вертеться за партой. Екатерина Владимировна безуспешно пыталась его успокоить, потом взяла под локоть, чтобы вывести из класса и поговорить в коридоре, не отвлекая остальных.

Вставая, Олег запнулся о ножку парты, но не упал, а лишь слегка рукой оперся о нее. Через несколько минут мальчик вернулся в класс без учительницы, а через некоторое время начал всем рассказывать, что у него болит рука и ее якобы сломала Екатерина Владимировна. При этом еще до появления учительницы Олег говорил одноклассникам, что прищемил палец дверью и он у него сильно болит.

Все это мой сын поведал мне еще до того, как разгорелся скандал.

В конце учебного дня Уманскую вызвала к себе в кабинет руководитель подразделения, которая сообщила, что мама Олега говорит, что она сломала палец ее ребенку.

На следующий день стало известно, что родительница написала заявление в полицию.

Позже в школу дознаватель из полиции провела выборочную беседу с одноклассниками Олега и с самой Уманской, также были изъяты записи с камеры, установленной в коридоре, куда учительница выводила ученика из класса.

— Я подробно рассказала дознавателю свою версию случившегося, — объясняет Екатерина Уманская. — Объяснила, что в коридоре просто строго побеседовала с Олегом, чтобы он работал, а не мешал другим, да все это видно и на видеозаписи.

Про то, что у него болит палец, мальчик ни слова не сказал, иначе, конечно, я отвела бы его в медкабинет. Сотрудница полиции ознакомила меня с заявлением мамы Олега, это был тихий ужас. Якобы я, схватив ребенка за руку, волочила его по классу, ударяя о различные предметы, потом то же продолжилось и в коридоре.

Все написанное было явной клеветой, если бы с ребенком делали что-то подобное, у него были бы синяки и ссадины по всему телу.

По словам родителей одноклассников Олега, мама мальчика еще задолго до инцидента интересовалась в классном чате и в личных телефонных разговорах, как у них складываются отношения с русичкой. Женщине не нравилось, что ее сын стал получать «двойки» по этому предмету. Когда другие мамы посоветовали ей поговорить с учительницей, та написала, что так не действует, решает вопросы выше.

— Вечером после инцидента эта мама также писала в форум, что учительница сломала палец ее сыну, — вспоминает еще одна родительница из 5-го класса. — Диагноз, который им поставили, звучал как оскольчатый перелом 3-й фаланги пальца, то есть области около ногтя.

Такие травмы обычно получаются при сильном защемлении или, например, ударе молотком. Когда родители стали спрашивать у мамы Олега, как учительница могла так сломать ребенку палец, она начала путаться — вплоть до того, что сначала вела речь о правой, потом о левой руке.

А под конец вообще стала обвинять учительницу в халатности — мол, она знала про сломанный палец, но не отвела ребенка к врачу.

После скандала родители предоставили полицейским данные о якобы пострадавшем мальчике. По их словам, семья Олега не первый раз оказывается в центре скандала. Два года назад из-за инцидента с его старшим братом своих мест лишились не только учитель, но и директор учебного комплекса.

— Тогда брат Олега избил одного мальчика из нашей школы до больницы, чтобы наказать его за обиду младшего брата, — говорит Юлия. — Было заведено дело, но его как-то замяли.

Однако по результатам проверки были уволены классный руководитель избитого мальчика и директор нашего учебного комплекса.

Сейчас многим просто страшно — после того как обвинили Екатерину Владимировну, этот брат опубликовал посты в соцсетях, в которых писал, что с удовольствием отомстил бы педагогу и всем людям, которые ее защищают. А ведь глава семьи — заядлый охотник, у них дома хранится оружие…

По словам Юлии, сам Олег тоже не раз был замечен в агрессивном поведении. Не так давно мальчик при ней разбил лицо ее сыну за то, что он не тем тоном говорил с его матерью, которая присутствовала там же. При этом женщина отреагировала на это совершенно индифферентно, как будто ничего не произошло.

Несмотря ни на что, директор школы Елена Купрова, не дожидаясь результатов полицейского расследования, 6 ноября приняла решение уволить учителя по п. 2 ч. 1 статьи 336 Трудового кодекса («Применение методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося»).

— В конце дня меня вызвали к руководителю подразделения, — вспоминает Уманская. — Там сотрудники отдела кадров сообщили мне об увольнении на основании акта служебного расследования школы. При этом в нарушение всех процедур меня не ознакомили ни с жалобой родителей, ни с документами, хоть как-то подтверждающими мою вину.

Почему меня увольняют по такой статье, которая, по сути, является волчьим билетом для работы в учебном заведении, без каких-либо доказательств, мне так и не пояснили. Естественно, я буду в судебном порядке оспаривать это решение.

Но на это уйдет время, пропадет куча уроков у моих учеников, особенно жалко девятиклассников, которым в этом году сдавать выпускные экзамены.

Пока инцидент расследует полиция, ученики и родители пытаются своими силами вернуть любимого учителя на рабочее место. Инициативная группа уже обратилась к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой, которая обещала разобраться. Но администрация школы упорно не хочет идти на диалог.

По требованию родителей было организовано собрание, однако ни директор комплекса Елена Купрова, ни руководитель подразделения на него не явились.

Но на встрече выяснилось, что люди, подписавшие акт служебного расследования в отношении Уманской, практически не имеют представления о ситуации.

— В реальности никакого служебного расследования администрация не проводила, — уверен Андрей, дети которого учатся в школе. — Очевидно, из трусости руководство просто решило уволить учителя, необоснованно обвиненного родителями одного из учеников, на всякий случай.

Уволенной учительнице впервые удалось поговорить с директором лишь через неделю после увольнения. «Я пришла на встречу с адвокатом, Елена Викторовна прямо сказала, что восстановить меня на работе не может, так как у нее есть документы, подтверждающие мою вину.

При этом объяснить, что это за бумаги, и тем более показать их руководитель комплекса отказалась. Также мне сообщили, что если моему адвокату удастся договориться с представителем родителей Олега, то на работу они меня готовы вернуть.

Получается, администрация школы просто умыла руки».

Директор школы №1574 Елена Купрова прокомментировала ситуацию крайне невнятно: «Было проведено внутреннее расследование по факту применения методов воспитания, связанных с физическим насилием.

По итогам расследования был уволен учитель русского языка и литературы. Родители обратились в полицию по факту нанесения увечий, на данный момент проходит доследственная проверка.

Все участники приглашены на управляющий совет школы».

В Департаменте образования Москвы взяли данную ситуацию на контроль:

— Будет тщательно изучен вопрос законности принятых школой решений об увольнении работника, — сообщил «МК» заместитель руководителя департамента Александр Гаврилов.

Источник: https://www.mk.ru/moscow/2018/11/15/skandal-v-prestizhnoy-stolichnoy-shkole-uchitelya-uvolili-po-prikhoti-pyatiklassnika.html

Школы должны сообщать в опеку о проблемах детей. Но как и когда это делать — нигде не сказано

Директор школы наказал учителей за то, что они не смогли посетить семью вновь прибывшего ребенка?

За воспитание и образование ребёнка отвечают семья и школа. Когда у них что-то не получается — в дело вступают органы опеки. Но в России нет чёткого алгоритма, в каких случаях школа и директор должны обращаться в опеку.

«Мел» попросил президента фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую, директора московской школы № 444 Павла Северинца и Департамент труда и соцзащиты населения Москвы объяснить, как на практике взаимодействуют школы и органы опеки.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Отсутствие чёткой системы межведомственных отношений иногда приводит к трагическим последствиям. Так, девятиклассник из бурятской школы, напавший на одноклассников и учительницу с топором, год общался со школьным психологом, но тот не нашёл у него отклонений в поведении и не сообщил об этом в комиссию по делам несовершеннолетних.

Знакомые девятиклассника из Ивантеевки, устроившего стрельбу в школе, говорили директору о том, что ученик собирается напасть на школу, но руководство школы никак не отреагировало на это обращение.

Даже если администрация школы вовремя отреагирует и обратится в нужные органы — это всё равно не гарантия того, что проблему смогут решить.

Недавно в Москве три сестры убили своего отца за то, что, как они утверждают, он много лет избивал их и «причинял моральные страдания». Директор школы, в которой учились девочки, рассказал, что обращался в органы опеки. Правда, поводом для обращения служили не насильственные действия отца, а систематические прогулы школы.

Если ребёнок длительное время не ходит в школу или регулярно пропускает занятия:

  • сначала ученика ставят на учёт в образовательной организации;
  • затем в течение трёх дней школа направляет информацию об этом в районную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав (по месту жительства ученика).

Источник: закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и пункт 2.4.2 Регламента межведомственного взаимодействия

В теории комбинация «школа плюс опека» должна предотвращать такие случаи, но на практике работает со сбоями. Эксперты говорят, что часто и школа, и опека на многое то ли не обращают внимание, то ли закрывают глаза. Нет чёткого понимания, когда нужно что-то делать в обязательном порядке. Что касается опеки, то она тоже не всегда работает в интересах семьи.

Елена Альшанская: «Наши школы не обращают внимание, если дети приходят с синяками»

Насколько я понимаю, в ситуации с сёстрами Хачатурян школа обратилась в органы опеки не из-за насилия, а из-за того, что девочки периодами пропускали занятия.

В этом случае школа практически всегда волнуется и включается в ситуацию.

Когда речь идёт о другом, например, были какие-то признаки насилия (девочки приходили с синяками), то, скажу честно, наши школы не очень активно обращают на это внимание.

Хотя на самом деле они действительно обязаны это делать.

В рамках закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» все госучреждения должны тут же сообщать в комиссию по делам несовершеннолетних и органы опеки, если, с их точки зрения, происходит какое-то насилие в отношении ребёнка или он находится без надзора родителей. Другое дело, что каких-то чётких протоколов, как именно они должны это сделать и в какой срок, — нет.

Выдержка из закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

«Организации, осуществляющие образовательную деятельность:

  • выявляют несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, а также не посещающих или систематически пропускающих по неуважительным причинам занятия в образовательных организациях, принимают меры по их воспитанию и получению ими общего образования;
  • выявляют семьи, находящиеся в социально опасном положении, и оказывают им помощь в обучении и воспитании детей».

Если такие сроки и прописаны, то только в региональных регламентах. Например, у Москвы есть такой документ, но там тоже не детально сказано, на что школы должны обращать внимание и как.

Если им кажется, что есть какая-то проблемная ситуация, они могут обратиться в органы опеки. По идее, если ситуация угрожает ребёнку — они обязаны это сделать, но как оценить, угрожает она или не угрожает, — всё на их усмотрение.

Эта ситуация порождает иногда лишние проблемы: у нас было несколько случаев, когда именно прогулы ребёнка-подростка приводили к тому, что школа сообщала о ситуации в органы опеки и в комиссию по делам несовершеннолетних.

Ребёнка ставили на учёт, начинали пугать маму тем, что его отберут, чтобы она заставила ребёнка не прогуливать школу.

Но это не всегда реально: отношения между родителями и подростком, который вступает в период острой сепарации, бывают сложные, и трудно сделать так, чтобы ребёнок их слушался.

Вместо того, чтобы как-то родителю помогать, органы опеки действительно могут создать ситуацию угрозы. Поэтому сегодня эта система не всегда хорошо работает, особенно в интересах семьи.

Если школа всё-таки решила сообщить в опеку, что что-то не в порядке, после этого органы опеки должны провести проверку. Они проверяют поступившее к ним обращение непосредственно в семье.

Хронология обращений директора школы, в которой учились сестры Хачатурян, в органы опеки:

  • В феврале 2017-го школа первый раз обращается в отдел социальной защиты из-за того, что сёстры Хачатурян долго не ходят в школу. Но разбирательство прекратили, потому что школьницы «вернулись к процессу обучения».
  • В ноябре 2017-го школа повторно сообщает, что сёстры не ходят в школу. К ним в квартиру приходила комиссия, но дверь никто не открыл.

При этом семья Хачатурян не состояла на учёте в отделе социальной защиты населения или в центре социальной помощи семье и детям.

Павел Северинец: «Первое звено — классный руководитель, он устанавливает контакт с семьёй»

В школе всегда есть социальный педагог и классный руководитель. Учитель или классный руководитель передаёт соцпедагогу, что существует такая-то проблема. Поводом может быть травма, полученная ребёнком не в школе, синяки, неопрятный вид. Чёткого списка, на самом деле, нет. Если ребёнок пропускает уроки — это тоже повод обратиться в опеку.

У нас был случай с дошкольником. Мама в раздевалке сорвалась: стала бить и ругать ребёнка. Её остановили и написали письмо в органы опеки с просьбой обратить внимание на семью. После этого опека должна сообщить в школу, как отреагировала.

Чаще всего сотрудники из органов идут в семью или зовут педагога из школы, составляют акт, если необходимо — ставят на учёт, затем школа и опека вместе составляют план работы.

С неблагополучным ребёнком трудно, но важно работать. Первое звено — классный руководитель, он устанавливает контакт с ребёнком и семьей; затем соцпедагог и психолог.

Часто таким ребятам просто нечего делать, они слоняются без дела, поэтому кружки и секции (спорт, туризм) могут помочь.

При департаменте соцзащиты работают центры, где с такими детьми работают: возят на экскурсии, организуют досуг.

Shutterstock (Photographee.eu)

Источник: https://mel.fm/problema_i_resheniye/4198562-children_problems

Юр-Центр Консульт
Добавить комментарий